k_frumkin (k_frumkin) wrote,
k_frumkin
k_frumkin

Categories:

Стереотипы непреодолимы. Мысли после просмотра «Щелкунчика» Андрея Кончаловского.

Итак, есть канонический сюжет. Некую страну или город захватывают злодеи  - либо внешние захватчики, либо свои, но незаконные узурпаторы. И вот появляется герой- обычно пришелец, а если свой- то выдающийся, может быть истинный наследник престола - который этих злодеев свергает.

А античности этот сюжет можно увидеть в истории об Оресте, убивающем отцеубийцу  Эгисфа, а также в «Геракле» Еврипида.

В некотором смысле – это  история Христа, свергающего «князя мира сего»- тоже об этом.

Совсем об этом – «Макбет» и «Ричард III» Шекспира, «Ираклий» Расина, «Димитрий Самозванец» Сумарокова.

Но в ХХ веке это становится не просто стереотипным, а стереотипнейшим сюжетом детской литературы и кинематографа.

Чего только не вспомнишь…

Клайв Льюис- «Ведьма и платяной шкаф», «Принц Каспиан».

«Город Мастеров»- пьеса Габбе, сценарий Эрдмана

«Пока бьют часы» (фильм по сказкам С.Прокопьевой).

Две повести про Урфина Джуса у Волкова.

«Дракон» Шварца.

«Джельсомино в стране лжецов» Джанни Родарри.

«За скрипичным ключом» Добровенского

Если хотите еще сюжетов – наберите в гугле «освободить планету от злого» или «освободить город от злого».

И вот, появляются недавно два известных фильма:  «Алиса в стране Чудес» Тима Бёртона, и «Щелкунчик»  Кончаловского. Оба фильма имеют то общее, что сняты по подлинным шедеврам детской литературы, написанным без всякой связи с вышеуказанным стереотипным сюжетом про «освобождение от узурпатора». И выясняется, что хотя режиссеры и привлечены известностью своих литературных источников, но  оригинальные сюжеты их не интересуют, поскольку подлинный успех и драматизм может быть только у стандартного сюжета о революции против кровавого режима.

Спрашивается, зачем было брать эти жемчужины, эти блестки оригинального сюжетостроения- если режиссерам это ничего не нужно, если им нужен очередной вариант «Города  мастеров»?

Кстати, о революциях.

Есть еще один стереотип. Крысиный король у Кончаловского не просто захватывает власть, а использует ее для амбициозных  проектов: строит гигантскую печь, чтобы застилать солнце дымом и собирается превратить людей в крыс.

Это верная примета злодеев – они затевают крупные проекты, или хотя бы масштабные реформы: меняют климат (ведьма у Льюиса), словарь ( король Джакомон у Родари).

Долго думал, какая тут может быть социальная подоплека. Первое что приходит в голову- большевики, использовавшие власть для мировой революции.  

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments