December 24th, 2011

Навальный

До сих пор Навальный был для меня абстракцией. Биография, распил, борьба с коррупцией. На сегодняшнем митинге я увидел его воочию. Боже, какой придурок! И еще пытается манипулировать толпой, типа возомнил себя Гитлером. Но эта толпа таким тупым шуткам не поддается. Впрочем, пусть таранит режим. При том, как талантливо и точно была  сделана акция с ропислом, при том, что он лозунгом "партия воров и жуликов" просто добил "Едро". Но на большом экране он будет выглядеть клоуном, который конкурирует с Жириновским за его аудиторию.
Заранее порошу прощения у тех, кто ему симпатизирует, а их очень много. Всякая личность, всякий образ - это ключ, которы либо подходит, либо нет к замочной скважине в другой личности, а скважина у всех возникла сугубо индивидуальным путем.

Коалиция

На митинге много, умно и правильно говорили о необходимости широкой коалиции всех политичесикх сил против Путина и за честные выборы. Шендерович сказал, что ни одна партия не способна ни представлять в одиночку собравшихся на площади, ни бороться с путинской машиной. Левые говорили о "комитетах национального спасения", Парфенов - об "Объединении избирателей". Борис Акунин - о партии "Честная Россия". Однако, коалиция могла возникнуть еще неделю или две назад, а ее все нет. Видно, согласовать все амбиции - это какое-то очень непростое дело, даже при том, что идея стала совершенно очевидной для всех.

Выборы

Главное негативное впечатление, вынесенное мною с митинга на проспекте Сахарова - у опозиции нет никакой стратегии по отношению к президентским выборам. Подавляющее большинство ораторов вообще ничего конкретного не говорили - только выражали надежду, что Путин проиграет. Единственный, кто сказал по теме хоть что-то был Борис Немцов, призвавший "голсовать за кого угодно кроме Путина". Но тут такая стратегия не проходит, это не парламент.Очевидно, что расклад проигрышный, но все же можно бы было выдвинуть хоть какие то решения.
В частности:
1) Сосредоточить все усилия на продвижения одного кандидата, который бы смог обогнать Зюганова к 2 туру. Пусть он будет не идеальный, но что делать, Хотя бы Миронов.
2) Начать кампанию с требованием соблюдать дух 82 статьи конституции, требующей ограничения президентской власти 2 сроками
3) Требовать созвать конституционное совещания и изменить конституцию.
4) Требьовать переноса сроков и условий президентских выборов, ка коб этом очень умно и подробно говорит социолог Николай Розов: http://nikolai-r.livejournal.com/42888.html

Массовые партии

Чего еще не сделали оппозиционные политические организации, хотя возбуждение общественного сознания, казалось бы подсказывает это решение- это не открыли кампании по массовой вербовке новых членов, и, соотвественно, развитию своей региоанльной сети. Но, может быть нечто подобное начнется после того, как упростится порядок регистрации партий.

Гражданское общество

Грустно также и то, что оппозиционеры требуют перемен исключительно в федеральной власти, четвертования Путина - но совсем не думают о демократизации общества на всех уровнях, развитии самоуправления и гражданского общества. А между тем, эта уступку можно было бы вырвать у власти, и это было бы нужно и полезно во всех смыслах- от воспитания народа до "расшатывания режима".   Я вступлю в ту партию, которая будет это требовать.

Выборы с фильтром

Предложенная Путиным формула выборов губернаторов- это конечно не выборы в полном смылсе слова, но это больше, чем ничего. Фактически это право населения увольнять данного губернатора в ходе регионального референдума. Что бы там не говорили, контроль за властью это повышает. 

72 400

Оригинал взят у ksoninв 72 400
На всякого мудреца довольно простоты. Можно сколько угодно пытаться угадать, сколько людей было сегодня на проспекте Сахарова, а проект "Гражданин наблюдатель" поставил 15 человек и посчитал, сколько человек проходило через рамку. Кто не верит в процедуру, может подойти и посмотреть, как человек со счётчиком (такие счётчики используют стюардессы, пересчитывая пассажиров) нажимает кнопку. 72 тысячи человек без учёта тех, кто не стал проходить за рамки (в этот раз звук был отличный - было слышно и за рамками) - огромное по российским меркам количество участников.

демократизация "буквально по книжкам" и " в реале"

Оригинал взят у grey_dolphinв демократизация "буквально по книжкам" и " в реале"
Пару дней назад в интервью Известиям один из главных дизайнеров нынешней российской политической системы Сурков заявил, что «желающие конвертировать протест в цветную революцию… действуют буквально по книжкам Шарпа и новейшим революционным методикам. Настолько буквально, что даже скучно. Хочется посоветовать этим господам хоть немного отклониться от инструкции, пофантазировать» http://www.izvestia.ru/news/510564 (вероятно, имеется в виду популярная книга Джина Шарпа «От диктатуры к демократии» http://www.aeinstein.org/organizations/org/FDTD_Russian.pdf) Однако, если бы Сурков был знаком не только с книгой Шарпа, но и с политологическими исследованиями процессов демократизации – хотя бы на уровне базовых книг, таких, как переведенные на русский язык «Демократия и рынок» Пшеворского или «Третья волна» Хантингтона, то он бы мог узнать, что «буквально по книжкам» действуют не только участники уличных процессов, но и представители правящего класса, а заодно и узнать много полезного для себя и своих хозяев о возможных перспективах развития ситуации.

В самом деле, события 4 декабря сыграли в развитии протеста в России роль, отчасти сопоставимую с описанным Хатингтоном феноменом «опрокидывающих выборов» – несправедливых выборов, которые организует авторитарный режим в целях поддержания своей легитимности и результаты которых приводят к его делегитимации (кстати, самым известным примером такого рода «буквально по книжкам» считаются выборы 1989 года на съезд народных депутатов СССР). Дальнейшие шаги «по книжкам» также описаны подробно, в том числе и на материалах падения коммунистических режимов в Восточной Европе и СССР:

– формирование широкой коалиции негативного консенсуса против сохранения статус-кво среди нарождающейся и/или подымающей голову политизирующейся общественности (см. московские митинги 10 и 24 декабря);

– некоторые уступки правящего класса в качестве реакции на протесты, неполная и частичная либерализация авторитарного режима (см. смягчение барьера для регистрации партий);

– явное или неявное размежевание в рядах правящего класса, часть представителей которого по идейным либо по прагматическим соображениям пытается защищать статус-кво at any cost (см. речь Путина о «бандерлогах»), а часть ровно по тем же соображениям присоединяется к требованиям протестующих (см. Кудрин, Миронов и в какой-то мере «колеблющийся попутчик» Прохоров) и даже предлагает правящему классу идти на переговоры с протестующими (см. Кудрин),

– размежевание в рядах политической общественности на умеренных, стремящихся к мирному демонтажу прежнего режима, и радикалов, призывающих к его свержению и/или выступающих с неприемлемыми для умеренных лозунгами (см. и то, и другое на митингах 24 декабря).

Дальнейшие варианты развития событий «по книжкам» примерно таковы (у Хантингтона они описаны в виде нарратива, у Пшеворского – в форме теоретико-игровой модели):

(1) «соглашение элит» между частью правящего класса и умеренными оппозиционерами о пересмотре прежних «правил игры» политического режима и проведении новых выборов, отсекающее от mainstream как защитников статус-кво, так и радикалов – иногда оно оказывается успешным, но иногда проваливается;

(2) отказ большей части правящего класса от дальнейших уступок протестующим, приводящий к усилению протестных настроений и к радикализации протеста, с одной стороны, и к ослаблению позиций умеренных и «попутчиков», с другой; в свою очередь, это способствует либо (2.1.) «революционному» свержению прежнего режима либо к (2.2.) «активным мерам» прежнего режима по силовому подавлению радикалов (которое, в свою очередь, может оказаться поддержано частью умеренных и «попутчиков»).

Ближайшее время покажет, окажется ли российский опыт повторением описанного «по книжкам» «настолько буквально, что даже скучно», или же он обогатит опыт изучения демократизации в мировой политической науке не только новым фактическим материалом, но и новыми объяснительными схемами…