September 30th, 2017

Заметка о книге Клода Романо "Авантюра времени"

Клод Романо развивает теорию, что всякое событие - это произошедшая с нами революция, "событие не является возможным до того, как стать актуальным". Отталкиваясь от этой интенции, можно по другому и поставить и традиционную философскую проблему "внешней реальности", Реальность "внешняя" не потому что она вне меня- нет, событие происходит "со мной", но оно навязывается будучи неподвластно моей воле и непредсказуемо для моего разума. Именно в этих навязывании и неожиданности есть момент "внешней силы".

Клод Романо критикует феноменологию восприятия времени Гуссерля за якобы имеющийся там логический круг. По его мнению, те базовые восприятия времени, которые описаны Гуссерлем и должны были бы «конституировать время», сами находятся внутри времени, поскольку между ними существуют отношения «одно после другого» - актуальное впечатление потом становится ретенцией (воспоминанием).
По этому поводу можно сделать два замечания. Во-первых: время столь фундаментально, что любой сколь угодно «редуцированный» к своим первичным элементам опыт будет все-таки обладать темпоральными свойствами, которые феноменология может только описывать. В этом, если угодно трансцендентальный момент опыта – время действительно форма восприятия.
Во-вторых – старого говоря, момент «один после другого» - еще не время, а только «последовательность». Теоретически можно сказать, что первичные моменты опыта находятся друг к другу в отношении «анизотропной последовательности», которая является родовым понятием по отношению к «временной последовательности», и может охватывать также некоторые пространственные отношения.


Гуссерль предлагает различать достоверные восприятия и иллюзорные по критерию связности: иллюзии как-то не так связаны с другими восприятиями, при предъявлении иллюзии нарушается привычный порядок демонстрации "оттенков". Клод Романо возражает, что процесс подтверждения связности может оказаться бесконечным, и в любой момент может быть прерванным разрывом. Романо считает этот аргумент опровержением Гуссерля, хотя наша реальность именно такова. В сущности, Романо распространяет на все наши восприятия важнейшее положение философии Поппера: окончательного подтверждения любого положения быть не может, но зато любое положение может быть в любой момент опровергнуто.

Одно из самых тонких мест у Гуссерля заключается в том, что он объясняет статус нашего восприятия, но без его деконструкции. То есть: когда мы видим внешний предмет, например стол, то Гуссерль конечно призывает воздержаться от веры в то, что он действительно существует автономно, вне и помимо нас, но при этом не призывает редуцировать стол к системе цветовых пятен и тактильных ощущений, нет это действительно стол, внешний предмет. Вот именно этого не готовыпринять люди здравого смысла- им либо стол, либо идеализм! И именно поэтому Клод Романо (ссылаясь на некоего Рудольфа Бёма) говорит, что у Гуссерля само разделение имманентного и трансцендентного получило два разных смысла - и в первом смысле оба члена пары находятся внутри более широко понимаемой имманентности.
Остается только понять,как именно поддерживается такое отношение к столу- здесь вероятно есть широкий спектр толкований, например через удвоение взгляда- я могу смотреть на стол как просто человек, а могу как философ-
но философский взгляд дополняет, а не вытесняет здравый смысл.

Прочтя в последнее время Мишеля Анри и Клода Романо. Кажется, сейчас в Европе критика Гуссерля - весьма процветающая философская индустрия. И это конечно доказывает его актуальность- Канта, скажем, уже никто не критикует.