k_frumkin (k_frumkin) wrote,
k_frumkin
k_frumkin

И о свободе

И о погоде свободе. В последнее время пришлось со многими френдами вести дискуссии о свободе. В частности, с yuritikhonravov горячо поспорили о том, является ли философской проблемой само определение понятия свободы. Он иронично и логично спрашивал меня: как же вы говорите о свободе, если не понимаете, что это такое? Однако, этот парадокс- не моя персональная проблема.
На мой взгляд, в философию свобода проникла первоначально как некая радикальная экстраполяция социального понимания свободы. Свобода вполне беспроблемна и понятна, если противопоставлять ее тюрьме или рабству.В книге Зигмунта Баумана "Свобода" четко говоорится, что свобода всегда воспринималась как некая социальная привилегия.
Но  в метафизике возникает большая проблема - что такое свобода вообще- в смысле противоположности некой зависимости вообще?
Русские философы - из них четче всех Лосский в "Свободе воли" - понимали свободу субъекта как его независимость от внешних влияний. В сущности, русская философия продвигала концепцию "свободы как полной изоляции". Но у этой теории есть две проблемы. Во-первых- все взаимосвязанно, и то, что не взаимодействует - не существует. Свободно только ничто.    Во-вторых,  и это еще важнее, субъект оказывается в рабстве от своей определенности, "таковости".Если субъект сотворен (скажем, Богом) - то субъект в рабстве от своего творца, сотворившего его именно таким, а не другим. Все акции и деяния субъекта происходят с необходимостью, потому что у него именно такая природа.  Лосский пытался обойти эту проблему, доказывая, что субъект бесконечен, однако ведь бесконечность вселенной кажется не спасает ее от детерминизма?
Позже Мамардашвили и не пытался уйти от парадокса, говоря что свобода - это необходимость самого себя.  
Левицкий в "Трагедии свободы" дает этический вариант той же мысли, определяя свободу как возможность реализовать свою систему ценностей. Но он не задается вопросом, откуда у нас именно эта система ценностей. Критика этого понимания свободы коренится в идеях Сенеки и прочих античных моралистов, учивших, что прежде чем властвовать, нужно научиться властвовать собой.
Ну и конечно Ильенков в сущности капитулирует перед проблемой, определяя свободу как свободу от ближайших препятствий.    
Subscribe

  • "В круге первом" и "Волшебная гора"

    Думаю о параллелях между «В круге первом» Солженицына и «Волшебной горой». Общее, конечно – тема «закрытого заведения», и если санаторий у Манна –…

  • «В круге первом»

    Солженицын, на мой взгляд, очень похож на любимого мной Марка Алданова, и для этого есть две причины - одна литературная, вторая бытийная.…

  • О культуре как иерархии

    Размышляю над выступлением Авдотьи Смирновой на Гайдаровском форуме, где она сказала, что культура «в моем понимании этого слова» - в опасности,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

  • "В круге первом" и "Волшебная гора"

    Думаю о параллелях между «В круге первом» Солженицына и «Волшебной горой». Общее, конечно – тема «закрытого заведения», и если санаторий у Манна –…

  • «В круге первом»

    Солженицын, на мой взгляд, очень похож на любимого мной Марка Алданова, и для этого есть две причины - одна литературная, вторая бытийная.…

  • О культуре как иерархии

    Размышляю над выступлением Авдотьи Смирновой на Гайдаровском форуме, где она сказала, что культура «в моем понимании этого слова» - в опасности,…