k_frumkin (k_frumkin) wrote,
k_frumkin
k_frumkin

Categories:

Моральные страдания импотентов. Кислевский и Толлер.


По телевидению недавно повторяли «Декалог» - сериал из 10 фильмов польского режиссера Кислевского,  где каждая серия приблизительно соответствует библейской заповеди. В частности обратила на себя внимание 9-я серия. Рассказ о неком кардиохирурге, заболевшем неизлечимой импотенцией. Главная проблема – что делать с женой. Жена уверяет, что она его все равно будет любить, но доктор не верит, следит за женой, и конечно обнаруживает молодого любовника. Жена в раскаяние, уверяет что будет любить, предлагает усыновить ребенка, но доктор не верит, ему ошибочно кажется что она все равно продолжает крутить шуры-муры с любовником – и в финале герой кидается с моста ( к счастью, не до смерти). Сюжет фильма очень похож на написанную в 1920-х годах драму немецкого экспрессиониста  Эрнста Толлера «Немецкий калека» ( в русском переводе – «Эуген несчастный»). Главный герой на войне (первой мировой) получил ранение между ног, и опять же, страдает, как к нему относится жена. Жена уверяет что любит – но, конечно, природа берет свое, она изменяет с любовником. Очень любопытна сцена общения главного героя с марксистским агитатором – становится ясно, что калеку совершенно не могут соблазнить никакой коммунистический рай, и ни какое бесклассовое общество – как говорится, нам бы ваши проблемы, господин учитель. Но что интересно, и почему  Толлер тоньше Кислевского: в финале драмы с собой кончает не герой ( как в фильме), а его жена.  Герой настолько поглощен собственным горем, что не может заметить, что жена  тоже страдает, и что он ее мучит.  Несчастному человеку невозможно увидеть, что кто-то страдает не меньше.  В финале герой страшно удивлен – почему покончила с собой жена, а не он?

Subscribe

  • Колебаться вместе с линией партии

    В знаменитом английском сериале «Да, г-н министр» есть знаменательный диалог, в котором Хамфри, постоянного заместителя министра (то есть человека,…

  • "В круге первом" и "Волшебная гора"

    Думаю о параллелях между «В круге первом» Солженицына и «Волшебной горой». Общее, конечно – тема «закрытого заведения», и если санаторий у Манна –…

  • «В круге первом»

    Солженицын, на мой взгляд, очень похож на любимого мной Марка Алданова, и для этого есть две причины - одна литературная, вторая бытийная.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments