k_frumkin (k_frumkin) wrote,
k_frumkin
k_frumkin

Categories:

Государство гоплитов (по Максу Веберу)

1. В нашей публицистике часто можно встретить утверждение, что древнегреческая демократия для нас не может быть примером, поскольку большая часть населения в Афинах были рабы, и это была свобода для рабовладельцев. Мне такое утверждение всегда казалось неисторичным, поскольку такой избыток рабов был характерен для Афин только в очень короткий период расцвета, а демократия была не только в этот период, и не только в Афинах но и в других, иногда очень бедных и полусельских полисах. Но вот, в "Аграрной истории древнего мира" Макса Вебера можно встретить куда более интересную концепцию истоков древнегреческой демократии. По Веберу, античные полисы классического периода были "государствами гоплитов".

2. Основой государства ( в условиях постоянной военной опасности) было войско, а основой войска был тот, кто мог держать оружие, и - что особенно важно - по своему имущественному положению мог позволить себе экипироваться  к войне. Глядя на эту  формулу абстрактно, можно подумать, что речь идет о феодальном рыцарстве, о русском дворянстве времен Ивана Грозного, но есть один нюанс: основой древнегреческого войска были гоплиты -  как и рыцари тяжеловооруженные, но пешие воины.  А это имело очень важно последствие: экипировка пешего воина более дешева, значит пехотинцев может быть больше, это более демократичный слой, а значит не обязательно стоит вопрос о превращении воинов в профессионалов, занимающихся только военными упражнениями.

3. Вебер сообщает, что доклассический период основой войска была конница (Вебер пишет конница, но видимо речь идет о колесницах), и в этот период греческие города  развивались точно также, как и государства древнего востока - они управлялись царями, а царская власть опиралась на знать, то есть крупных землевладельцев. Однако, уникальное для мировой цивилизации открытие сделанное в Греции - открытие сомкнутого пешего строя- привело к вытеснению конницы из военного дела, а это в свою очередь изменило социальную базу государства. Такое видение  вплне гармонирует с концепцией "Путей истории" Дьяконова, согласно которой изменения в военном деле являются главным двигателем социальной истории.

4. Система "Пешего рыцарства" в полной мере была воплощена  в Спарте, где за гоплитами-спартиатами закреплялись участки земли с крепостными-илотами (такая же система была еще в некоторых полисах- в Фесалии, в Аргосе). В других полисах картина была сложнее, и в роли гоплита мог выступать простой крестьянин - но все таки землевладелец. То есть, и греческое войско и греческая демократия имели прежде всего "мелкобуржуазный" характер.

5. Войско гоплитов конечно создавало предпосылки для демократии - ведь каждый избиратель был воином, но в еще большей степени оно создавало предпосылки для активной социальной аграрной политики государства. Главной угрозой для существования мелкого земельного собственника в античном полисе была знать (крупные землевадельцы), которые концентрировали в своих руках все больше земли, пользуясь различными экономическими инструментами - и прежде всего  ссудами под залог земельной собственности и личной свободы крестьян. Однако, естественные экономические процессы   концентрации земельной собственности приводили к деклассированию гоплитов и подрывали экономический базис войска. Поэтому: демократия как политическая форма присутствовала в греческих полисов далеко не всегда,  но даже тираны были вынуждены, во имя защиты войска, проводить популистскую политику, защищая крестьянство от знати - для чего применялись такие меры, как ограничение или запрещение долгового рабства, запрет залога земли, запрет хлебного экспорта( который был в руках знати), ограничения или запрета процентов по судам и др.

6. Реформы Гракхов в Риме по видимому были версией этой же политики на римской почве.
Subscribe

  • Колебаться вместе с линией партии

    В знаменитом английском сериале «Да, г-н министр» есть знаменательный диалог, в котором Хамфри, постоянного заместителя министра (то есть человека,…

  • "В круге первом" и "Волшебная гора"

    Думаю о параллелях между «В круге первом» Солженицына и «Волшебной горой». Общее, конечно – тема «закрытого заведения», и если санаторий у Манна –…

  • «В круге первом»

    Солженицын, на мой взгляд, очень похож на любимого мной Марка Алданова, и для этого есть две причины - одна литературная, вторая бытийная.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment