k_frumkin (k_frumkin) wrote,
k_frumkin
k_frumkin

Карнавальная комбинаторика альтернативной истории

«Черное знамя» Дмитрия Казакова- альтернативно-исторический роман о том, как нацистский переворот произошел не в Германии, а , наоборот в России — правда, не под расистскими, а как раз наоборот, под евразийскими лозунгами- но холокоста все равно никто не отменял.

На первый взгляд это политическое высказывание- ну, о чем бы? - ну, например о том, что «тоталитаризм — это не хорошо». Но на самом деле, всякая мысль на эту тему давно банальна, а суть удовольствия , которое здесь предполагается - в карнавальной игре по комбинированию исторически нагруженных знаков.

В «Знамени» несколько таких комбинаторных игр.

Первая игра - воображать, как бы выглядели реалии Третьего Рейха, если бы их начали реализовывать на российской почве. Партия остается партией, фюрер называется вождем, вместо СС - Народная дружина, вместо гестапо- жандармы (но в черных мундирах), вместо «условных» древний арийцев — столь же условные чингисовы монголы, вместо Анненэрбе- «Наследие», вместо группенфюреров- темники, вместо министрства пропаганды- министерство мировоззрения. Можно играть, ища аналогии персон гитлеровского режима: а кто у нас вместо Гитлера? А кто вместо Геббельса? А вместо Гиммлера?

Еще одна игра: расставлять в новых реалиях людей из реальной истории. Большинство персонаже романа носят фамилии исторических деятелей, причем в новом режиме карьеру сделали и те, кто ее делал при советском строе, и те, кто оказался в эмиграции. Роль идеологов «нацистской партии» играют эмигранты-евразийцы, СС возглавляет умерший в эмиграции Хан Хаджиев, а первым президентом «веймарской» республики 1917 году почему-то избирают Витте, хотя в нашей реальности его и в живых не было.

И еще одна игра — идеологическая: представлять цитаты из трудов еврзийцев как лозунги правящей партии. Легко идут.

История ХХ века столь ярка, она сформировала столь характерные личности, что из нее легко сделать карнавал, все начать менять местами, переодевать мундиры, использовать и приемы контраста и сходства.

Политическая актуальность создает иллюзию, что этому карнавалу свойственно нечто вроде идейности, хотя главная идея- все возможно, и все остается тем же.

Это не отрицательный и не положительный отзыв, это заметка о том, как звериная политическая серьезность не может скрыть доминирование игры формой над содержанием.

Subscribe

  • "В круге первом" и "Волшебная гора"

    Думаю о параллелях между «В круге первом» Солженицына и «Волшебной горой». Общее, конечно – тема «закрытого заведения», и если санаторий у Манна –…

  • «В круге первом»

    Солженицын, на мой взгляд, очень похож на любимого мной Марка Алданова, и для этого есть две причины - одна литературная, вторая бытийная.…

  • О культуре как иерархии

    Размышляю над выступлением Авдотьи Смирновой на Гайдаровском форуме, где она сказала, что культура «в моем понимании этого слова» - в опасности,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments