k_frumkin (k_frumkin) wrote,
k_frumkin
k_frumkin

В теологическом стиле - о причинности и беспричинном

Столь важное для христианского богословия понятие свободы наряду с другими своими трудностями, порождает для религиозной философии еще одно затруднение: «дух» свободы противоречит «духу» известных в философии доказательств существования Бога, поскольку последние базируются именно на принципе причинности, или, по крайней мере, связности: в этих доказательствах Бог нужен как последняя причина - существования мира, или целесообразности , или по крайней мере ввиду необходимой связности понятий.   Свобода же предполагает как раз обрыв всех связей - особенно причинных и спонтанность как «творение из ничего». Впрочем, и свобода, и способность творить из ничего – для христианства куда важнее логических доказательств, тем более, что причинность обычно касается тварного, посюстороннего бытия. Исходя из этого сам эпитет «божественный» - поскольку он вообще применим к чему-то представимому - может пониматься именно как «беспричинный» ( и в этом смысле - как «чудесный»). «Божественная» сторона реальности - это то, в какой мере она беспричинна. Квантовые события в той степени «божественны»  в какой они действительно беспричинны. Это тем более верно, что даже когда Бог используется философами в схемах причинности – он становится последней причиной  -  а значит средством завершения причинной цепи – а значит, средством прекращения действия самого принципа причинности. В качестве «места свободы» божественное начинает причинность, но само беспричинно- в этом качестве Аристотель конструировал «перводвигатель. И тут вполне уместно вспомнить называние божественного «нуменозным»  в смысле Рудольфа Отто - то есть как «страшное» и «потрясающее сознание»- а значит дезориентирующее и разрушающее наш познавательный аппарат, который «от страха» лишается возможности определять причины - или, по крайней мере определять их «дальше» -  дальше условленной точки. «Затем наступал предел, мой взор уставал, слабел».
Однако это толкование эпитета «божественное» может выглядеть как противоречащее другой традиции, в которой «божественное» полагается близким «бесконечному» - а если бы констатируем бесконечно, то значит мы тем самым расчищаем «пространство» и для продолжения в бесконечность цепей причинности. Выхода из этих затруднений может быть два. Или можно – как это сделал Ричард Суинберн - сказать, что Бог свободен и независим даже от своих собственных прошлых состояний – а значит, настаивать на том, что «божественное - значит беспричинное»,  но тут уже делать акцент не на «последней причине», а на «бессвязной бесконечности» - то есть бесконечности следующих друг за другом,  но не влияющих друг на друга состояний,  по сути бесконечной цепочке «актов творения из ничего» - что и есть истинная формула индетерминизма.  Второй выход – к нему, например, по статуи, прибегал С.Л.Франк -  заключается в том чтобы опять привлечь чувство «нуменозного» и вспомнить, что детерминизм существует лишь до тех пор, пока разум способен идентифицировать причины, а разум конечен, и значит принцип причинности обитает лишь на конечном наборе причин. Бесконечность – как превосходящее любое конечное познание – значит «слепую зону» для разума, а значит является (именно «является» в точном смысле слова) беспричинностью - по крайней мере субъективно и прагматически. И «божественное как беспричинное» можно толковать в том смысле, что там, где мы видим беспричинность, там проявляется бесконечная величина и бесконечная сложность- по сути божественность реальности – которая не может быть опознана как причинная и в этом смысле противостоит миру причинности как миру конечного и опознаваемого (помянутый Франк легко переходил к божественному от непознанного).   Хотя это конечно очень «естественнонаучное» толкование божественного – но ведь бесконечность тоже ведь «нуменозна».
Subscribe

  • "В круге первом" и "Волшебная гора"

    Думаю о параллелях между «В круге первом» Солженицына и «Волшебной горой». Общее, конечно – тема «закрытого заведения», и если санаторий у Манна –…

  • «В круге первом»

    Солженицын, на мой взгляд, очень похож на любимого мной Марка Алданова, и для этого есть две причины - одна литературная, вторая бытийная.…

  • О культуре как иерархии

    Размышляю над выступлением Авдотьи Смирновой на Гайдаровском форуме, где она сказала, что культура «в моем понимании этого слова» - в опасности,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments