Петр I, Сталин и "экономика плотвы"

В чем различие «гуманистических обвинений», бросаемых великому Сталину и Петру Великому? Сталин прежде всего остального обвиняется в несправедливом правосудии, в искаженном и обезумевшем правосудии. Когда Петра обвиняют в том, что на строительстве Петербурга не считали человеческих жертв, все понимают, что о правосудии – даже искаженном – нет речи. Вина Петра в данном случаев в том, что он приблизил человеческое хозяйство к законам экономики дикой природы. Аганбен много писал, что зона возможности убийства - это зона освобожденной от права  «естественности». Но природа «смертоносна» не потому, что в ней нет правовой защиты, а потому что многие процессы в мире животных и растений исходно рассчитаны на высокую смертность. Плотва откладывает десятки тысяч икринок, не знает и не имеет личного отношения к своим малькам и заранее известно, что выживет из этих тысяч лишь ничтожна доля. Система воспроизводства рыб, строительство Петербурга и ведение земледелия в рабовладельцческих латифундиях Рима в некоторые недобрые периоды имеет то сходство, что живое существо оказывается не более, чем расходным материалам. А ГУЛАГ – не то же ли самое? Тут все сложнее. По происхождению он все-таки- правосудие, наказания, репрессии. Но это правосудие имело такие последствия - тысячи заключенных – что их решили превратить в «хозяйство», в предприятия по заготовке леса, строительства железных дорог и т.д. Однако, поскольку это «хозяйство» имело дважды «нечистое» происхождение - это было хозяйство, возникшее из правосудия, причем из искаженного правосудия – то оно не смогло быть просто «хозяйством», и упало еще на этаж ниже - в петровскую экономику плотвы.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded