Главный герой 1920-х

Важнейшая тема русской литературы 1920-х-начала 1930-х годов – рассказ о том, как оригинальный человек, не обязательно интеллектуал., но человек ренессансный, необычный, пассионарный, воплощающий креативный заряд русской культуры начала ХХ века, – отторгается, а затем и уничтожается наступающей эпохой унификации. «Мы» Замятина. «Зойкина квартира» Булгакова. «Рвач» Эренбурга. «Художник неизвестен» Каверина. «Зависть» Олеши. «Золотой теленок» Ильфа и петрова. «Вор» Леонова. «Гадюка»и «Голубые города» Алексея Толстого. «Козлиная песнь» Вагинова. Можно сказать, что «Доктор Живаго» - это поздний рецидив этой темы. Действие «Живаго» как раз заканчивается в конце 20-х, и в эти годы роман бы выглядел органично. Но самое интересное началось потом: когда иные герои, оказавшиеся винтиками в государственном механизме – в литературе пытались выглядеть творческими, свободными, ренессансными людьми - «Время, вперед» Катаева, «Дорога на океан» Леонова. С другой стороны, действительно ренессансные, свободные герои 20-х годов в 30-х оказываются отрицательными персонажами, шпионами, ворами, белогвардейцами (кем они, вероятно в жизни действительно зачастую были) – расхититель рукописей Дмитрий Бауэр в «Исполнении желаний» Каверина (роль Смоктуновского, между прочим), бывший белогвардеец Протоклитов в «Дороге на океан», замечательный дядюшка в «Судьбе барабанщика» Гайдара. В 30-е Остапа Бендера просто бы выследили и арестовали без всякого сочувствия.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded