Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Инфернальное исчисление

Вот есть мнимая единица i, которая означает квадратный корень из минус единицы, но почему-то нет столь же условной величины, которая была бы результатом деления на ноль. Я понимаю, что математические правила операций с ней разработать трудно, но хочу представить какой мог бы быть онтологический смысл подобной условной величины. Если эту условную величину умножить на ноль, получится действительное число. Умножить на ноль - значит просто убрать, уничтожить, сделать ничем. И тем не менее, когда мы убираем эту исходную условную единицу, возникает число. Но откуда оно возникает? Ясно, что не из исходной условной величины, ибо ее мы обнулили, ее не осталось. Значит, оно возникает из ничего, как творение мира. И все же исчезновение исходной величины было условием, чтобы это число появилось, оно мешало числу возникнуть из ничего. На религиозно-метафизическом уровне это некое демоническое препятствие, которое мешает Творцу создать мир из ничего. Поэтому, предлагаю назвать эту условную единицу Инферналом (In) тем более что деление на ноль - вполне инфернальная операция. Инфернал пяти умноженный на ноль равен пяти. In5х0=5. Остальное пусть разработаю математики, но я вообще могу сказать что инфернал - это знак препятствия, который помешал чему-то состояться., знак упущенной возможности. Скажем Ленин есть инфернал российской демократии. Гор не стал президентом США из-за Буша, значит Буш есть инфернал президента Гора. Инфернал искомого, есть то, что надо убрать, чтобы искомое появилось. Террористы всего мира ищут,как им кажутся, инферналы своих ценностей и пытаются умножать их на ноль. Умножать получается, но в результате получается лишь ноль, а не искомая ценность, потому что в физической реальности делить на ноль нельзя.

4 источника власти по Майклу Манну

Майкл Манн говорит о 4 источниках власти: идеологическом, экономическом, военном и политическом. Мне в этой классификации не нравится то, что под грифом "политическая власть" в сущности таится рубрика "и все прочие". Типов политики, и типов политического существует очень много, и наш российский опыт, в частности толкает выдвинуть еще источник власти, находящийся на границе политического и военного"- а именно власть" вытекающая из "террористического" и близкого к нему "полицейского" насилия- то, что в российской полицистике сейчас часто обобщается эпитетом" силовой". Это все-таки не "военное" - слишком мал масштаб применения оружия, не используются регулярные войска- но все же с оружием и прямым насилием напрямую связано.В "российской оптике" как минимум нужно еще выделить пятый источник - "невоенно-силовой", "полицейско-террористический" (и это как минимум).

Урок маккартизма

Кори Робин в книге "Страх" обращает внимание, что маккартизм не был просто политикой властей- это была массовая общественная кампания, в которой кроме собственно правительства принимали участие законодатели, политические партии, власти штатов и муниципалитетов, корпорации, общественные организации и прочие граждане. Как раз президент Трумен относился к этой кампании довольно прохладно, но был вынужден в нее включиться, не желая идти против течения.В 1950 году Трумен наложил вето на Акт о внутренней безопасности (требующий регистрацию коммунистических организаций), но вето было преодолено конгрессом. Непосредственными инициаторами кампаниии были ФБР во главе с Гувером и консервативные конгрессмены, но к ней присоединились очень многие. Корпорации увольняли людей левых взглядов, а заодно пользовались обстановкой чтобы нейтрализовать активность профсоюзов. Общественные организации исключали левых из своих членов. Власти штатов и муниципалитеты принимали собственное антикоммунистическое и "мобилизационное" законодательство по аналогии с федеральным, хотя не были обязаны это делать - и поэтому принимали его далеко не все штаты, но очень многие.
Урок для нас в том, что "массовая истерия" оборонительного характера равно как и репрессивные кампании никогда не могут быть только актом правительства. В США это хорошо видно, потому что там гражданская общество, разделение властей и высокая децентрализация. В более централизованных государствах, начиная с Третьего Рейха это труднее увидеть, но и там подспудным драйвером всегда была активность множества добровольных помощников.

(no subject)

В "Новом мире" вышло мое эссе "Актуальность анархизма":
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2014_5/Content/Publication6_1126/Default.aspx

последние двести лет — и чем далее, тем острее — человеческая свобода стала восприниматься не только как политическое право человека, не только как его связанное с подсознанием «глубинное чувство», но и как творческая сила, способная играть беспрецедентную созидательную роль в общественном хозяйстве. Было обнаружено, что «разнузданность страстей», «снятие оков с желаний» ведет не только к греху, но и к повышению производительности, что обществу выгодна и свободная инициатива предпринимателя, и творческая свобода интеллектуалов, и политическая свобода в условиях демократии, и даже оперативная свобода партизана во время войны14.

Таким образом, левая мысль, работающая на освобождение угнетенной обществом личности ради нее самой, парадоксальным образом соединилась с социоцентрическим либерализмом, ищущим не столько освобождения человека, сколько роста комфорта и благосостояния общества. Это «соединение» не воплотилось в союз политических «брендов» — несмотря на общее почтение к идее свободы личности, альянсы анархистов с либералами представляют собой скорее экзотическое явление. И тем не менее, это соединение произошло в жизни: выяснилось, что меры «освобождения» личности могут способствовать интенсификации общественного производства.

Фактически мы видим единое движение за освобождение ресурсов личности, происходящее с двух разных сторон и во имя двух совершенно разных целей: «левая» компонента эмансипации ставила цель освобождения как такового, преодоления сил принуждения, в то время как «правая» компонента желала сделать освобожденные, раскрепощенные личности более совершенным элементом общественного механизма, то есть речь идет о том, чтобы еще более эффективно запрячь «освобожденную личность» в общественное тягло — запрячь более тонко, изощренно и на новом витке развития, может быть даже запрячь с ее добровольного согласия, как запрягают энтузиастов, — но все же запрячь".

Государство гоплитов (по Максу Веберу)

1. В нашей публицистике часто можно встретить утверждение, что древнегреческая демократия для нас не может быть примером, поскольку большая часть населения в Афинах были рабы, и это была свобода для рабовладельцев. Мне такое утверждение всегда казалось неисторичным, поскольку такой избыток рабов был характерен для Афин только в очень короткий период расцвета, а демократия была не только в этот период, и не только в Афинах но и в других, иногда очень бедных и полусельских полисах. Но вот, в "Аграрной истории древнего мира" Макса Вебера можно встретить куда более интересную концепцию истоков древнегреческой демократии. По Веберу, античные полисы классического периода были "государствами гоплитов".

2. Основой государства ( в условиях постоянной военной опасности) было войско, а основой войска был тот, кто мог держать оружие, и - что особенно важно - по своему имущественному положению мог позволить себе экипироваться  к войне. Глядя на эту  формулу абстрактно, можно подумать, что речь идет о феодальном рыцарстве, о русском дворянстве времен Ивана Грозного, но есть один нюанс: основой древнегреческого войска были гоплиты -  как и рыцари тяжеловооруженные, но пешие воины.  А это имело очень важно последствие: экипировка пешего воина более дешева, значит пехотинцев может быть больше, это более демократичный слой, а значит не обязательно стоит вопрос о превращении воинов в профессионалов, занимающихся только военными упражнениями.

3. Вебер сообщает, что доклассический период основой войска была конница (Вебер пишет конница, но видимо речь идет о колесницах), и в этот период греческие города  развивались точно также, как и государства древнего востока - они управлялись царями, а царская власть опиралась на знать, то есть крупных землевладельцев. Однако, уникальное для мировой цивилизации открытие сделанное в Греции - открытие сомкнутого пешего строя- привело к вытеснению конницы из военного дела, а это в свою очередь изменило социальную базу государства. Такое видение  вплне гармонирует с концепцией "Путей истории" Дьяконова, согласно которой изменения в военном деле являются главным двигателем социальной истории.

4. Система "Пешего рыцарства" в полной мере была воплощена  в Спарте, где за гоплитами-спартиатами закреплялись участки земли с крепостными-илотами (такая же система была еще в некоторых полисах- в Фесалии, в Аргосе). В других полисах картина была сложнее, и в роли гоплита мог выступать простой крестьянин - но все таки землевладелец. То есть, и греческое войско и греческая демократия имели прежде всего "мелкобуржуазный" характер.

5. Войско гоплитов конечно создавало предпосылки для демократии - ведь каждый избиратель был воином, но в еще большей степени оно создавало предпосылки для активной социальной аграрной политики государства. Главной угрозой для существования мелкого земельного собственника в античном полисе была знать (крупные землевадельцы), которые концентрировали в своих руках все больше земли, пользуясь различными экономическими инструментами - и прежде всего  ссудами под залог земельной собственности и личной свободы крестьян. Однако, естественные экономические процессы   концентрации земельной собственности приводили к деклассированию гоплитов и подрывали экономический базис войска. Поэтому: демократия как политическая форма присутствовала в греческих полисов далеко не всегда,  но даже тираны были вынуждены, во имя защиты войска, проводить популистскую политику, защищая крестьянство от знати - для чего применялись такие меры, как ограничение или запрещение долгового рабства, запрет залога земли, запрет хлебного экспорта( который был в руках знати), ограничения или запрета процентов по судам и др.

6. Реформы Гракхов в Риме по видимому были версией этой же политики на римской почве.

Современная военная риторика: "Прогрессизм" против "пацифизма"

Как минимум со времен наполеоновских войн известен эффект, что победоносные войны более прогрессивного государства оказывают модернизирующее влияние на все окружающие страны - в качестве побочного эффекта, хотя целью войны является не модернизация, а обычные хищнические захваты, а жертвы и издержки войны это никак не уменьшает. Да, наполеоновские войны привели к напрасной гибели миллионов людей, но способствовали отмене крепостного права и другим нововведениям. Особенность войн, которые ведут США в последние десятилетия является тот факт, что американское правительство в большей степени чем когда либо раньше осознанно и - даже вполне обоснованно - использует эти побочные эффекты войн в качестве декларируемых целей и сверхзадач этих войн. Из-за этого критика американской военной риторики становится весьма сложным делом, тем более, что побочные эффекты вполне реальны, а отделить истинные намерения и внешние лозунги у демократических политиков, чей успех основан именно на внешнем эффекте крайне сложно. Более того - во многом сама воля США вести войны видимо отчасти укрепляются тем обстоятельством, что они находятся " в мировом тренде"- служат делу всеобщей демократизации, глобализации и т.д. На этом фоне единственный аргумент, который остается противникам военного вмешательства США, вроде Путина - это говорить о гуманитарных издержках войны. Аргументы вроде хорошие, но с одной оговоркой - это пацифистские аргументы, и диктаторы начинают выступать в роли пацифистов, которые якобы вообще находятся вне политики и считают в принципе недопустимым такую гадость, как война. Впрочем, когда Россия воевала с Грузией, она согласно своей идеологии не "несла прогресс", а как раз "Принуждала к миру". Так что можно сказать, что пацифизм есть российская (а ранеьше- советская) военная идеология.
Правда, пацифистские аргументы порою ослабляются из-за того, что американское вмешательство часто приходит тогда, когда гражданская война уже идет вовсю со всеми издержками. Многие забывают, что НАТО не развязало войну в Югославии, а закончило ее. Хотя война остается войной, военные-потери- военными потерями, и у США наверняка есть какие-то скрытые цели.

Чудовище либерализма

Вероятно, российский либерализм в сколько-нибудь собственном и узком смысле слова тоже существует. Однако, в большинстве случаев, когда он поминается  в русскоязычном медиапространстве, имеют ввиду не его, или, по крайней мере, не только его. Усилиями противников и критиков либерализма создан расплывчатый, неопределенный, не имеющих точных границ, чудовищный, устрашающий образ - даже не идеологического направления, а некой категории людей, обладающих некими интеллектуальными,  моральными и даже антропологическими отличиями. Борьба ведется не с либерализмом как с идеей, а людьми.  Это своеобразный современный русский расизм, с тем только отличием от настоящего расизма, что придуманные им "евреи" идентифицируются крайне ненадежно и ситуативно, в зависимости от случая у нас "евреем" (то есть либералом) может быть объявлен кто угодно - Делягин вот постоянно повторяет, что Путин проводит политику "либерального фундаментализма".
Либералами называют людей, которые сильно умничают. Либералами называют людей, апеллирующим в публичных дискуссиях к таким чувствам как жалость, сострадание или гуманность. Либералами называют людей, хотя бы слегка  ассоциирующихся со стереотипными представлениями об "интеллигентах". Поэтому любой сколько угодно лояльный крупный чиновник, на  лице которого просвечивается хоть какой-то уровень интеллекта или интеллигентности немедленно объявляется сторонником "медведевской партии" и "системным либералом". Тайных адептов медведевской партии явно выявляют по антропологическим свойствам, по лицам, не похожим на лица тренеров по дзюдо.
А еще либералами объявляют любых людей, находящихся в оппозиции к власти или какому-то истеблишменту (например научному) и при этом не придерживающихся явно националистических или социалистических идеологий.
А еще либералами называют сторонников любых радикальных реформ - и поэтому либералом называют министра Ливанова.
А еще либералами называют всех, кто придерживается хоть сколько-то свободной или критической позиции, не фундированной в национализме и коммунизме. А также всех, кто считает что на западже есть какие-то хорошие практики. Не удивительны жалобы прокремлевского политолога Сергея Маркова, жалующегося на "сторонников Гуриева": "почему эта команда захватила все ресурсы в России, имеющие отношение к экономической науке?: гранты, экономические отделы в ведущих газетах и журналах, места в экспертных советах при власти, места в советах директоров крупнейших государственных и окологосударственных компаний, ведущие административные позиции в университетах". Разумеется захватили, потому что "либеральным" у нас считается любой экономист или журналист, обладающий критическим умом, или даже не обладающий, но не придерживающийся кустарных доморощенных теорий. Попытки Маркова утверждать, что речь идет о борьбе кейнсиансцев с монетаристами -  это невежественный бред, потому что во-первых, в экономической науке это деление уже устарело, а во-вторых, любой настоящий кейнсианец у нас был бы объявлен либералом.
Любая сектантская идеология объявляет своих критиков либералами если те не придерживаются другой сектантской идеологии.
Придумав столь расплывчатого противника, наши антилибералы разумеется закономерно приходят к выводу, что все интеллектуальное и публичное пространство у нас захвачено либералами. Поэтому развернувшаяся вокруг критика либерализма имеет явные признаки закомплексованности, свойственной меньшинствам. Даже когда в каком-то блоге антилибералы в явном большинстве, они все равно чувствуют себя меньшинством.  Антилибералы любого направления часто чувствуют себя еретиками, противостоящими господствующей духовной власти, законодателям интеллектуальных мод; маргиналами, пытающимися сломать устоявшееся всеобщее ортодоксальное мнение. Их задача тяжка, если не безнадежна. Все конечно знают, что в "Обществе установился антилиберальный тренд", но это общество существует "где-то там", народ безмолствует,  а в "газетах и науке" все время натыкаешься на "команду Гуриева".

Популистские консерваторы против либералов

Любопытная рецензия на книгу Л. Харриса «Будущая американская гражданская война. Популистский мятеж против либеральной элиты»

Либеральный Запад со своими рациональными правилами игры, со своим эпикурейским, по сути, этосом, для характеристики которого Харрис воспользовался фразой Горация carpe diem («лови день»), не готов дать жесткий ответ на смертельный вызов. Поэтому для него собственный этос даже опаснее, чем «угроза, исходящая от культуры, подобной исламу. Ситуация усугубляется тем, что сегодня есть немало американцев, «особенно либеральных интеллектуалов, твердо убежденных в том, что путь к спасению Америки – реформация ее институтов и политики по европейским моделям». Это означает усиление контроля над обществом со стороны профессионалов, принятие мягкого патернализма как единственного реалистического ответа на вызовы XXI века. Под ним подразумевается «невидимая диктатура», гораздо более эффективная, по сравнению с тираниями прошлого. С помощью разнообразных изощренных методов граждане низводятся до статуса «манипулируемых детей».
Столкновением консервативных популистов и интеллектуальной элиты, по Харрису, в значительной степени объясняется «современная напряженность в Соединенных Штатах».
Бунт обычно несет в себе иррациональный заряд той или иной мощности. В связи с этим Харрис обращается к одной из главных идей своей трилогии: «Если бы свобода зависела только от рациональных акторов, делающих рациональный выбор, она давно бы погибла. Иногда, наилучший – и на самом деле единственный – путь сохранить любовь и страсть к свободе – это бесцельные и тщетные, на поверхностный взгляд, мятежи».
За сегодняшним противостоянием консервативных популистов и интеллектуальной элиты Харрис видит «вечный антагонизм между свободой и цивилизацией. Чем больше у вас одной, тем меньше другой».

(no subject)

Мое эссе "Вечный либерализм и вечный дирижизм" опубликовали в "Неве": http://magazines.russ.ru/neva/2012/12/fr19.html

 С этих же времен важнейшей темой западной культуры стала полемика “цивилизационного” дирижизма и “цивилизационного” либерализма, проявляющаяся в самых разных формах: как полемика консерватизма и модернизма, правого и левого, рыночной и плановой экономики, кейнсианства и монетаризма, анархизма и коммунизма, сталинского и демократического социализма и т. д...

...Впрочем, также очевидно, что никакой победы в этой “великой полемике” в принципе невозможно. Открытые либерализмом области действия человеческой свободы всегда существуют в рамках, являющихся продуктами дирижистского регулирования. 


   

Шаг к демократии в Мьянме

Оригинал взят у aillarionov в Шаг к демократии в Мьянме

Чудесные события происходят сейчас в плохо известной у нас и очень бедной во всех отношениях стране Мьянме (она же бывшая Бирма). Безоружные, регулярно подвергавшиеся насилию и издевательствам сторонники демократии вдруг одержали в этом заброшенном краю мирную победу над свирепыми авторитарными властями, которые безраздельно правят там аж с 1962 года. Победу пока очень маленькую, но, похоже, имеющую серьезные последствия.
Реальные обстоятельства чудес часто обыденны. В воскресенье в Мьянме прошли дополнительные выборы в парламент – в 45 округах. Подвергавшаяся ранее жестоким гонениям Национальная лига за демократию (НЛД) выдвинула своих кандидатов в 44 из них. И в 43-х победила. Официальные результаты голосования, правда, будут объявлены лишь через неделю – но всем интересующимся Мьянмой ясно: эта нищая страна в Юго-Восточной Азии сделала первый реальный шаг к демократизации.

О победе НЛД пока ни слова не сказала правящая в стране Союзная партия солидарности и развития, где заправляют действующие и отставные генералы. В ее штаб-квартире не подходят к телефонам. Шок уж больно велик; презренные оппозиционеры-демократы взяли верх даже в округе, от которого раньше избирался нынешний президент Мьянмы Тейн Сейн – тоже отставной генерал. НЛД вчистую победила и в недавно построенной административной столице Мьянмы, где живут в основном чиновники и офицеры. Они немедленно изменили правящему режиму, когда получили возможность проголосовать свободно и без подтасовок.
http://echo.msk.ru/blog/golovnin/874861-echo/

Для справки:
ВВП на душу населения (по ППС в ценах 2002 г.) в 2010 г.:
в Мьянме – 3795 дол.
в России 12168 дол.