Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

О фильме "Главный герой" и постколониализме

Очень зашел фильм «Главный герой», особенно на фоне чтения Рози Брайдотти (будут спойлеры). Книга Брайдотти во многом - все про ту же модную сейчас тему инклюзии тех, кого раньше плохой запад не считал за полноценных людей- женщин, черных, инвалидов, ЛГБТ и жителей колоний. И вот фильм: есть реалистическая компьютерная игра, в которой имеются «герои» т.е. управляемые людьми «игроки», они, например грабят банки, их отличительная черта – они носят очки, и персонажи, управляемые компьютерными алгоритмами, чья задача - развлекать игроков и становиться жертвами во время их миссий. Однако, персонажи на самом деле живые, они мыслят и чувствуют, они развиваются («сильный искусственный интеллект»), красотка, чья единственная функция в игре - говорить игрокам «ты секси» пишет мемуары о гендерном неравенстве, в конце концов персонажи объявляют забастовку, и, затем, благодаря заботе программистов (и вопреки воле жадного владельца компании) оказываются в прекрасном новом мире, куда люди-игроки допускаются только наблюдать за их саморазвитием (а не убивать и грабить, как в первоначальной версии игры). Мы имеем вполне себе иллюстрацию постколониального дискурса: туземцев не признавали за людей, жестоко эксплуатировали и убивали, но они люди, и лучший способ восстановить их человеческое достоинство - прекратить вмешательство белых (который после этого превращаются из колонизаторов в туристов-наблюдателей). Правда, человекоподобными они стали благодаря коду подаренному «белыми» - что, опять же, заставляет вспомнить о цивилизаторской функции колониализма. И еще любопытно: если в первой, жестокой версии игры персонажи работали продавцами, полицейскими и т.д., то в прекрасном новом мире не ясно, чем они занимаются, просто ходят по улицам. А если бы фильм был более реалистичной иллюстрацией к проблеме постколониального, то в прекрасном новом мире все бы начали подражать первой версии игры, среди персонажей выделилась бы элита, которая бы - как прежние игроки – носит очки, грабит банки и получает комплименты красоток. 

Collapse )

О кинематографизации литературы

Важнейшая тенденция художественной литературы - ее «кинематографизация», когда романы пишутся как «готовые сценарии». Тут, вероятно действует несколько причин. Во-первых, писатели вынуждены признать что кинематограф – особенно американский – выработал и отработал оптимальные схемы привлечения внимания зрителей/читателей. Во-вторых, литература вынуждена принимать во внимание интересы читателей, чьи вкусы воспитаны скорее «Стартреком», чем «Войной и миром». В-третьих, писатели – сознательно или нет - готовятся к экранизациям своих литературных произведений как в финансовом смысле наилучшим эпизодам своей литературной карьеры.

Отдельной проблемой является не подражание кинематографу, а растущее число упоминаний его, современный вариант игры с читателем в «культуру», в цитаты и аллюзии. Но важно то, что словесность издавна стояла перед коллизией – как описывать прежде всего визуальный мир невизуальными средствами. Обычным разрешением этой коллизии было использование стандартизированных, шаблонных визуальных образов, с которыми – на словах –  можно проводить сравнение, отсюда богатая палитра названий цвета, производных от плодов и растений («вишневый», «розовый»). Ну а кинематограф – это целая индустрия шаблонных визуальных образов, и теперь, чтобы описать внешность персонажа, его  можно сравнить с популярным актером – тем более, что писатель может быть действительно хочет, чтобы этот актер, или этот киногерой («Джек Воробей») «играл» бы в его романе.

Collapse )

Мах и проблема сознания

Читаю Эрнста Маха. Весь мир – не более, чем совокупность ощущений (элементов), никакого я , личности, сознания нет- это всего лишь некоторые из элементов, выбранные по критерию близкой связи с ощущениями удовольствия и страдания, просто практичная модель.
Не ясно, может ли это мировоззрение быть дополненным представлением о сознании как о «поле» или «пространстве» в котором существуют все эти элементы. Трудность в том, что кажется Мах считает ощущения объективными, остающимися и после смерти человека- после смерти они оказываются данными другим людям (эта мысль впрочем брошена в одном месте и не раскрыта).

О комических троицах

В фильме «Соловей-Разбойник» Соловьев (Охлобыстин) со своими присными — Молотом (Бадюк) и Дебетом (Стычкин) образуют классическую троицу комиков,- Крупный, Средний и Мелкий. В сущности — Моргунов, Никулин и Вицин. Только если в классической советской троице брутальность Моргунова уравновешивалась виктимностью Вицина, то Дебет в «Соловье» компенсирует свой малый рост, профессию бухгалтера и лысину повышенной энергичностью и жестокостью — хотя он в чем-то все же похож на Вицина. В «Самогонщиках» атаманом был «крупный», в «Соловье-Разбойнике»- «средний», но атаманом может быть и мелкий, лысый- вспомним Ролана Быкова- Бармалея в «Айболите-66», с его слугами — Смирновым (крупный) и Мкртчаном (средний). В сущности по этой же схеме существует и свита Воланда- брутальный Азазела, комический карлик Бегемот и «нормальный» Коровьев, и ведьма Гела в этом случае становится эквивалентом Примы из банды Соловья, и Атаманши в «Бременских музыкантов»(с нею все та же троица). В сущности, можно вспомнить и Остапа Бендера в окружении Балаганова и Паниковского — Паниковский конечно структурный эквивалент «шута» - Вицина-Труса, Стычкина-Дебета, Кота-Бегемота, Быкова-Бармалея. Клоун, силач и конферансье- (или фокусник) — вот цирковой набор. Но внимание зрителей конечно больше всех привлекает шут, - что бы там не пела Алла Пугачева.

Подсознательная снисходительность в эстетическом восприятии

Когда мы восхищаемся некими старыми произведениями искусства, когда мы готовы объявить "настоящим шедевром" скажем старую советскую кинокомедию  - мы это можем делать толкьо потому, что незаметно для себя включаем при восприятии старых вещей  особую снисходительность, которая позволяет прощать этим вещам и  примитивность, и наивность, и узхость кругозора, и откровенню иедологизированность и невзыскательность юмора. Эта специальная ретроориентировнная снисходительность, заставляет нас делать для старых веще скидку - то есть принимать во внимание, что по условиям своей эпохи они не могли быть менее примтивными, наивными и т.д. Такой примитивности, и такой идеологизированности мы бы никогда не простили совремнным произведениям. Что самое удивительное, "скидка", которую мы делаем для старых кинокомедий при оценки их объективной эстетической значимости, отнюдь не мешает ( во всяком случае- у многих и зачастую) получению от них эстетического удовольствия. Таким образом, особая взыскательность к совремнным вещам - следствие включения в нашем сознании особого "внутреннего искусствоведа", который в своих оценках ориентируется не на удовольствие и спонтанные реакции, а на некие представления о развитии искусства, о современности и устарелости, новизне и банальности - одним словом на довольно умозрительные  критерии. Дети, в которых нет этого "внутреннего искусствоведа" могут полуить свое наивное удовольствие от старинной кинокомедии или от иконы ка кпросто картинки. Взрослым же нужна специальная "снисходительность"- сила, заставляющая отключить "внутреннего икусствоведа".

Если завтра война

В последние дни давно посмотрел то, что хотел - а именно, снятые в 1938-39 годах советские полуфантастические фильмы- о будущей войне: "Если завтра война", "Эскадрилья №5", "Танкисты". Не хватает для комплекта только "Моряков".
Что хочется сказать о них:
1) Фильмы доказывают, что картина будущей войны была абсолютно ясна, и даже банальна. Было очевидно,что предстоит война с Германией, что война будет обязательно, и что начнется она ночью массированным и неожиданным ударом крупных группировок танков и авиации.
2) Фильмы с очивидностью работают на концепцию Суворова, и более того - ини являются даже более красноречивыми свидетельствами ее правоты, чем генеральные военные приготовления. Фильмы обслуживают совершенно определенную военную доктрину, которая в точности и во всех подробностях повторяется во всех трех фильмах- так что ответственность за нее ясно несут не сценаристы, а стоящие за ними военные идеологи. Доктрина эта заключается в том, что преимущество в будущей войне имеет тот, кто начинает решительное наступление, при чем в "Эксадрильи" четко говорится, что задача авиации на этом этапе - уничтожить авиацию противника на аэродромах.
Разумеется, предполагается что война начинается как ответ на немецкое вторжение, и тем не менее, речь идет о том, что война начинается с нашего наступления, и ведется с первых же часов на территории противника. Как увязать этот логический парадокс? Просто,  вражеское вторжение оказывается хилым, оно в первые же часы захлебывается и переходит в наше наступление на их территорию. В сущности, вражеское вторжение оказывается виртуальным фактом, используемым в качестве повода к войне. Предполагается, что население на большей части территории страны вражеского наступления даже не заметит. То есть речь идет о сценарии Финской войны. В "Эскадрилье" вражеское вторжение ограничивается переходом границы группой танков, которое тут же взрываются на минном поле- и начинается наше наступление. В "Танкистах" речь идет о неудачном авианалете, который даже не показывают в кадре (что характерно). Более того:  в "Танкистах" вторжение в Германию происходит "с согласия" противника: немецкий командующий Бюллер специально решил заманить наши войска на свою территорию, чтобы они попали в ловушку. Он собирается использовать "красную" военную доктрину, которую он внимательно изучил, и которая строится на решительном наступлении. То есть,они сами виноваты, что война идет на их территории.
Речь Ворошилова в "Эскадрилье" -не менее красноречива, чем речь Сталина перед выпускниками академий, на которую ссылается Суворов.

Ну и еще несколько бросающихся в глаза моментов.
- Чего создатели филма не предвидели. Во-первых - масштабов войны. В сущности, фильмы показывают операции нескольких дивизий. Война за один укрепрайон, за один город. Почему- вопрос. То ли действительно не знали, толи секретились, толи не могли понять, как это показать в кино, толи из художественных соображений специально уменьшали масштабы до размеров "кинокадра".
- Создатели фильма очевидно преувеличивают роль кавалерии. В "Если завтра война", главая ударная сила СССР- армия Буденого, которая сталкивается с большими массами немецкой кавалерии. В "Танкистах" мы даже видим столкновение советских танков с немецкой конницей- с понятным исходом. Горькая ирония.
- в фильме "Если завтра война" немцы одеты в каски французского образца времен  1 мировой войны (с гребнем) - такие каски были тогда на вооружение и русской армии. Непонятно почему: то ли ,взяли то что было (чтобы одеть массовку), толи не хотели делать слишком прозрачным намек на Германию: фильм 1938 года, а в фильмах 1939 года уже показаны узнаваемые немецкие каски. Свастика в 1938 году еще тоже с тремя концами, а потом ее рисуют уже откровенно.
-вооще поразительно, как кинематографисты вертятся ужом, чтобы с одной стороны, не оставить у зрителей никаких сомнений, что война будет с Германией, а с другой стороны- не произносить слово "Германия" и фамилии Гитлера.
- Основа советской военной пропаганды- культ личности Ворошивлова, который- второй человек после Сталина. В кадре присутствуют его двойные портреты со Сталиным, и даже парные скульптуры.
- Поскольку фильмы совершенно картонные, самое интересное в них- немецкие генералы.

Торжество социализма в кинофантастике

С коллегой обсуждали последние кино, и вдруг пришли к мысли: научно-фантастический кинематограф последних пары лет усиленно идеологически обслуживает идею "левого поворота". Фильмы усиленно рассказывают про сволочей- богачей-элитариев, окапавшихся в своих закрытых городах, но обязанных делиться хорошей жизнью с обитателями нижних, бедных городов а лучше вообще принимать всех мигрантов без разбора. Об этом фантастические фильмы: "Элизиум", "Время", "Перевернутый мир", "Атласное небо", и даже римейк "Вспомнить все" переделан именно в эту, социалистическую сторону.

Бравые фашисты с песнями идут

В советском кинематографе есть три замечательные психические атаки.
Первая- разумеется атака каппелевцев в Чапаеве. Вещь совершенно антиисторическая: Чапаев не встречался с каппелевцами, офицеры в кино одеты в форму марковцев и идут под корниловским знаменем. При этом в романе Фурманова, атака описана без барабанов и знамен: ""Черными колоннами, тихо-тихо, без человеческого голоса, без лязга оружия, шли в наступление офицерские батальоны с каппелевским полком... Они раскинулись по полю и охватывали разом огромную площадь. Была, видимо, мысль – молча подойти вплотную к измученным, сонным цепям и внезапным ударом переколоть, перестрелять, поднять панику, уничтожить...". Говорят, атаки с музыкой и развернутыми знаменами практиковал генерал Слащев - прообраз Хлудова из "Бега". Ну, так или иначе- эта атака- просто кинематографический "эффект".
https://www.youtube.com/watch?v=IBX-y4AF19Y


Кстати, наверное и эта психическая атака не первая. Ее прообраз - карательные действия солдат на потемкинской лестнице в "Броненосце "Потемкин" Эйзенштейна.

Ну а вторая атака- атака немцев в фильме "Александр Пархоменко" 1942 года. Еще более антиисторичная. Мало того, что немцы после 1 мировой войны используют тактику Наполеона,  так у них еще и на знаменах написано про кайзера- уже год как свергнутого. Самое любопытное - музыка, которую  один из персонажей называет "гинденбургский марш". Марши такого названия ( Hindenburg marsch) действительно существуют (композиторов Герлоффа, Фетрасса и Хуссаделя), но во-первых, они совсем не похожи на то, что звучат в фильме ( в чем можно убедиться, прослушав их здесь и здесь), во-вторых они, кажется, написаны позже, и в третьих - в чем собственно вся прелесть эпизода,   музыка, хотя и напоминает немецкие марши, носит явно пародийный характер. и по видимому является произведением Никиты Богословского, большого шутника (может быть, режиссер искренне верил,ч то это правда немецкий марш?)) Впрочем, весь "Пархоменко", известный прежде всего Фаиной Раневской в роли тапера- сплошное собрание таких нелепых шуток.
https://www.youtube.com/watch?v=R4De9K6IbHk

Ну и наконец, творческое обобщение обоих психических атак- атака буржуинов в  "Сказке о Мальчише Кибальчише" 1964 года. Представляет собой пародию на обе предыдущих. От "Чапаева" осталась сигара, прикуриваемая офицером, от "Пархоменко" - немецкие каски, которые однако сделаны белыми, что по мнению знатоков, должно вызывать ассоциации, с американскими военными, охранявшими нацистов в фильме о Нюрнбергском процессе. А белые ленты через плечо на черных мундирах буржуинских солдат вообще делает их похожими на итальянских полицейских (как и вся ситуация -тупые полицаи ловят мальчишек). Вообще, черные гестаповские мундиры заменены на черно белые, характерные для европейской дорожной полиции того времени. К тому же потрясающие коженные шорты у некоторых буржуинов, чт, по видимому, в сочетании с рубашками с коротким рукавом, должно было вызывать ассоциации с колониализмом. Живая музыка заменена граммофоном, оказывающим мистическое влияние на солдат, при этом в звуках военного марша явственно угадывается что-то вроде "Карамболины" Кальмана. В общем, военные маршши - это круто, даже когда это пародии, а к войне это не имеет никакого отношения. К сожалению, отдельный фрагмент именно буржуинской атаки я не нашел, вот ссылка на фильм, а атака начинается примерно с 29 минуты.
https://www.youtube.com/watch?v=L2m4XyXAUqU

Развитие коллективного интеллекта приводит к деградации индивидуального

В последней "Культурной революции" проректор РГГУ Дмитрий  Бак выразил опасение, что современное "цифровое  поколение" умственно деградирует, поскольку компьютер берет на себя многие функции мозга: не надо запоминать, раз есть под рукой  Google, не надо считать, раз есть калькулятор. И, кстати, правильная мысль, только компьютеры непричем. Еще в платоновских диалогах отмечалось, что изобретение письменности ослабляет память. А вот что написано в книге Александра Маркова " Обезьяны, нейроны и душа":
"Рекордные объемы мозга были достигнуты сапиенсами в начале верхнего палеолита,.. По данным С.В. Дробышевского, около 25-27 тыс. лет назад средний объем мозга людей начал уменьшаться... отчасти это может быть связано с климатическими изменениями... Но возможна и иная интерпретация... Культурная среда так насытилась полезными мемами, что что в дальнейшем людям для выживания и успешного воспроизводства уже не требовался такой высокий интеллект, как прежде. Если не нужно до всего доходить своим умом,  и огромный объем  готовых полезных знаний тебе в детстве взрослые скармливают с ложечки, то можно обойтись и мозгом поменьше..."  Так что, дело не в компьютерах.
К этому надо добавить приводимые в книге Маркова (в другой главке, и, казалось бы, в совсем другой связи) данные американского исследования нескольких университетов, согласно которому способность человеческого коллектива коллективно решать творческие и интеллектуальные задачи в очень небольшой степени зависит от   среднего уровня интеллекта сотавляющих коллектив индивидов, а также от уровня самых умных из них. Важнейшие факторы, определяющие ум группы - это, умение общаться и понимать друг друга.
То есть, чтобы коллектив был умным, люди должны быть идеальными "нейронами" в  групповой вычислителной сети, но сами по себе они могут быть и не очень умны.
Важно быть общительным, а не умным, и тогда умным будет человечество.
Ни за что не поверишь))
Хотя, строго говоря, человечество не ведет коллективного "мозгового штурма".   

Постиндустриальный герой с татуировкой дракона

Элизбет из фильма "Девушка с татуировкой дракона"- настоящий герой и даже супергерой современной эпохи, супергерой информационного общества. Да, она умеет драться и стрелять, без насильственных действий в офлайне сегодня не прожить, но  еще важнее, что она умеет виртуозно работать с любыми видами информации- интернетом, компьютером, с видоизображениями, с фотографиями, и даже  с бумажными носителями в архиве. Когда на пороге дома убивают кошку, обычный человек просто ахает, но супергерой сразу же хватается за фотоаппарат- сфотографировать труп на всякий случай.  
Как раз, когда дело доходит до грубой мускульной силы, она не может продемонстрировать превосходства, и поэтому оказывается изнасилованной мерзким  социальным чиновником, не очень мужественным, но громадным и бородатым. Этот бородач можно даже считать символом могущества предшествовавшей, индустриальной эпохи: грубая животная сила умноженная на  административный ресурс. Мужланство, сексизм - против высоких технологий в стиле "юнисекс". Ответ постиндустриального супергероя строится на виртуозном использования чрезвычайно широкого ассортимента инструментов- технических, юридических, информационных. Для мщения требуется электрошокер, замаскированная видеокамера, компьютер, какой-то клистир, машинка для нанесения татуировки и что-то еще. Елизбет шантажирует чиновника - и поставленные ей условия столь сложны, что было бы уместно заключать письменный договор- хотя бы для памяти. То, что должно последовать за шантажом представляет собой сложный комплекс событий в основном в информационной сфере. Месть включает в себя финансовые операции, документооборот в госаппарате, психиатрическую экспертизу, распространение изображений в интернете, нанесение знаков на тело и ограничение в сексуальном поведении. 
В конце фильма Элизбет- уже  без связи с остальным сюжетом - расправляется с главным злодеем, причем характерно то, что злодей представляет собой чистую абстракцию - в фильме он не появляется, это "идея" медиапространства, а месть осуществляется исключительно хакерскими  методами.
Гениальный хакер - давний  персонаж голливудского кинематографа, но Элизбет отличается от них тем, что искусство хакера дополняется решительностью, с какой бледная и худая девушка хватается за револьвер, а заодно и сексуальной раскрепощенностью.  
Главный герой фильма правильно сделал, что не стал крутить с ней роман . А то бы было как в фильме "Моя жена-ведьма".