Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

О кинематографизации литературы

Важнейшая тенденция художественной литературы - ее «кинематографизация», когда романы пишутся как «готовые сценарии». Тут, вероятно действует несколько причин. Во-первых, писатели вынуждены признать что кинематограф – особенно американский – выработал и отработал оптимальные схемы привлечения внимания зрителей/читателей. Во-вторых, литература вынуждена принимать во внимание интересы читателей, чьи вкусы воспитаны скорее «Стартреком», чем «Войной и миром». В-третьих, писатели – сознательно или нет - готовятся к экранизациям своих литературных произведений как в финансовом смысле наилучшим эпизодам своей литературной карьеры.

Отдельной проблемой является не подражание кинематографу, а растущее число упоминаний его, современный вариант игры с читателем в «культуру», в цитаты и аллюзии. Но важно то, что словесность издавна стояла перед коллизией – как описывать прежде всего визуальный мир невизуальными средствами. Обычным разрешением этой коллизии было использование стандартизированных, шаблонных визуальных образов, с которыми – на словах –  можно проводить сравнение, отсюда богатая палитра названий цвета, производных от плодов и растений («вишневый», «розовый»). Ну а кинематограф – это целая индустрия шаблонных визуальных образов, и теперь, чтобы описать внешность персонажа, его  можно сравнить с популярным актером – тем более, что писатель может быть действительно хочет, чтобы этот актер, или этот киногерой («Джек Воробей») «играл» бы в его романе.

Collapse )

Мах и проблема сознания

Читаю Эрнста Маха. Весь мир – не более, чем совокупность ощущений (элементов), никакого я , личности, сознания нет- это всего лишь некоторые из элементов, выбранные по критерию близкой связи с ощущениями удовольствия и страдания, просто практичная модель.
Не ясно, может ли это мировоззрение быть дополненным представлением о сознании как о «поле» или «пространстве» в котором существуют все эти элементы. Трудность в том, что кажется Мах считает ощущения объективными, остающимися и после смерти человека- после смерти они оказываются данными другим людям (эта мысль впрочем брошена в одном месте и не раскрыта).

О комических троицах

В фильме «Соловей-Разбойник» Соловьев (Охлобыстин) со своими присными — Молотом (Бадюк) и Дебетом (Стычкин) образуют классическую троицу комиков,- Крупный, Средний и Мелкий. В сущности — Моргунов, Никулин и Вицин. Только если в классической советской троице брутальность Моргунова уравновешивалась виктимностью Вицина, то Дебет в «Соловье» компенсирует свой малый рост, профессию бухгалтера и лысину повышенной энергичностью и жестокостью — хотя он в чем-то все же похож на Вицина. В «Самогонщиках» атаманом был «крупный», в «Соловье-Разбойнике»- «средний», но атаманом может быть и мелкий, лысый- вспомним Ролана Быкова- Бармалея в «Айболите-66», с его слугами — Смирновым (крупный) и Мкртчаном (средний). В сущности по этой же схеме существует и свита Воланда- брутальный Азазела, комический карлик Бегемот и «нормальный» Коровьев, и ведьма Гела в этом случае становится эквивалентом Примы из банды Соловья, и Атаманши в «Бременских музыкантов»(с нею все та же троица). В сущности, можно вспомнить и Остапа Бендера в окружении Балаганова и Паниковского — Паниковский конечно структурный эквивалент «шута» - Вицина-Труса, Стычкина-Дебета, Кота-Бегемота, Быкова-Бармалея. Клоун, силач и конферансье- (или фокусник) — вот цирковой набор. Но внимание зрителей конечно больше всех привлекает шут, - что бы там не пела Алла Пугачева.

Подсознательная снисходительность в эстетическом восприятии

Когда мы восхищаемся некими старыми произведениями искусства, когда мы готовы объявить "настоящим шедевром" скажем старую советскую кинокомедию  - мы это можем делать толкьо потому, что незаметно для себя включаем при восприятии старых вещей  особую снисходительность, которая позволяет прощать этим вещам и  примитивность, и наивность, и узхость кругозора, и откровенню иедологизированность и невзыскательность юмора. Эта специальная ретроориентировнная снисходительность, заставляет нас делать для старых веще скидку - то есть принимать во внимание, что по условиям своей эпохи они не могли быть менее примтивными, наивными и т.д. Такой примитивности, и такой идеологизированности мы бы никогда не простили совремнным произведениям. Что самое удивительное, "скидка", которую мы делаем для старых кинокомедий при оценки их объективной эстетической значимости, отнюдь не мешает ( во всяком случае- у многих и зачастую) получению от них эстетического удовольствия. Таким образом, особая взыскательность к совремнным вещам - следствие включения в нашем сознании особого "внутреннего искусствоведа", который в своих оценках ориентируется не на удовольствие и спонтанные реакции, а на некие представления о развитии искусства, о современности и устарелости, новизне и банальности - одним словом на довольно умозрительные  критерии. Дети, в которых нет этого "внутреннего искусствоведа" могут полуить свое наивное удовольствие от старинной кинокомедии или от иконы ка кпросто картинки. Взрослым же нужна специальная "снисходительность"- сила, заставляющая отключить "внутреннего икусствоведа".

Если завтра война

В последние дни давно посмотрел то, что хотел - а именно, снятые в 1938-39 годах советские полуфантастические фильмы- о будущей войне: "Если завтра война", "Эскадрилья №5", "Танкисты". Не хватает для комплекта только "Моряков".
Что хочется сказать о них:
1) Фильмы доказывают, что картина будущей войны была абсолютно ясна, и даже банальна. Было очевидно,что предстоит война с Германией, что война будет обязательно, и что начнется она ночью массированным и неожиданным ударом крупных группировок танков и авиации.
2) Фильмы с очивидностью работают на концепцию Суворова, и более того - ини являются даже более красноречивыми свидетельствами ее правоты, чем генеральные военные приготовления. Фильмы обслуживают совершенно определенную военную доктрину, которая в точности и во всех подробностях повторяется во всех трех фильмах- так что ответственность за нее ясно несут не сценаристы, а стоящие за ними военные идеологи. Доктрина эта заключается в том, что преимущество в будущей войне имеет тот, кто начинает решительное наступление, при чем в "Эксадрильи" четко говорится, что задача авиации на этом этапе - уничтожить авиацию противника на аэродромах.
Разумеется, предполагается что война начинается как ответ на немецкое вторжение, и тем не менее, речь идет о том, что война начинается с нашего наступления, и ведется с первых же часов на территории противника. Как увязать этот логический парадокс? Просто,  вражеское вторжение оказывается хилым, оно в первые же часы захлебывается и переходит в наше наступление на их территорию. В сущности, вражеское вторжение оказывается виртуальным фактом, используемым в качестве повода к войне. Предполагается, что население на большей части территории страны вражеского наступления даже не заметит. То есть речь идет о сценарии Финской войны. В "Эскадрилье" вражеское вторжение ограничивается переходом границы группой танков, которое тут же взрываются на минном поле- и начинается наше наступление. В "Танкистах" речь идет о неудачном авианалете, который даже не показывают в кадре (что характерно). Более того:  в "Танкистах" вторжение в Германию происходит "с согласия" противника: немецкий командующий Бюллер специально решил заманить наши войска на свою территорию, чтобы они попали в ловушку. Он собирается использовать "красную" военную доктрину, которую он внимательно изучил, и которая строится на решительном наступлении. То есть,они сами виноваты, что война идет на их территории.
Речь Ворошилова в "Эскадрилье" -не менее красноречива, чем речь Сталина перед выпускниками академий, на которую ссылается Суворов.

Ну и еще несколько бросающихся в глаза моментов.
- Чего создатели филма не предвидели. Во-первых - масштабов войны. В сущности, фильмы показывают операции нескольких дивизий. Война за один укрепрайон, за один город. Почему- вопрос. То ли действительно не знали, толи секретились, толи не могли понять, как это показать в кино, толи из художественных соображений специально уменьшали масштабы до размеров "кинокадра".
- Создатели фильма очевидно преувеличивают роль кавалерии. В "Если завтра война", главая ударная сила СССР- армия Буденого, которая сталкивается с большими массами немецкой кавалерии. В "Танкистах" мы даже видим столкновение советских танков с немецкой конницей- с понятным исходом. Горькая ирония.
- в фильме "Если завтра война" немцы одеты в каски французского образца времен  1 мировой войны (с гребнем) - такие каски были тогда на вооружение и русской армии. Непонятно почему: то ли ,взяли то что было (чтобы одеть массовку), толи не хотели делать слишком прозрачным намек на Германию: фильм 1938 года, а в фильмах 1939 года уже показаны узнаваемые немецкие каски. Свастика в 1938 году еще тоже с тремя концами, а потом ее рисуют уже откровенно.
-вооще поразительно, как кинематографисты вертятся ужом, чтобы с одной стороны, не оставить у зрителей никаких сомнений, что война будет с Германией, а с другой стороны- не произносить слово "Германия" и фамилии Гитлера.
- Основа советской военной пропаганды- культ личности Ворошивлова, который- второй человек после Сталина. В кадре присутствуют его двойные портреты со Сталиным, и даже парные скульптуры.
- Поскольку фильмы совершенно картонные, самое интересное в них- немецкие генералы.

Торжество социализма в кинофантастике

С коллегой обсуждали последние кино, и вдруг пришли к мысли: научно-фантастический кинематограф последних пары лет усиленно идеологически обслуживает идею "левого поворота". Фильмы усиленно рассказывают про сволочей- богачей-элитариев, окапавшихся в своих закрытых городах, но обязанных делиться хорошей жизнью с обитателями нижних, бедных городов а лучше вообще принимать всех мигрантов без разбора. Об этом фантастические фильмы: "Элизиум", "Время", "Перевернутый мир", "Атласное небо", и даже римейк "Вспомнить все" переделан именно в эту, социалистическую сторону.

Бравые фашисты с песнями идут

В советском кинематографе есть три замечательные психические атаки.
Первая- разумеется атака каппелевцев в Чапаеве. Вещь совершенно антиисторическая: Чапаев не встречался с каппелевцами, офицеры в кино одеты в форму марковцев и идут под корниловским знаменем. При этом в романе Фурманова, атака описана без барабанов и знамен: ""Черными колоннами, тихо-тихо, без человеческого голоса, без лязга оружия, шли в наступление офицерские батальоны с каппелевским полком... Они раскинулись по полю и охватывали разом огромную площадь. Была, видимо, мысль – молча подойти вплотную к измученным, сонным цепям и внезапным ударом переколоть, перестрелять, поднять панику, уничтожить...". Говорят, атаки с музыкой и развернутыми знаменами практиковал генерал Слащев - прообраз Хлудова из "Бега". Ну, так или иначе- эта атака- просто кинематографический "эффект".
https://www.youtube.com/watch?v=IBX-y4AF19Y


Кстати, наверное и эта психическая атака не первая. Ее прообраз - карательные действия солдат на потемкинской лестнице в "Броненосце "Потемкин" Эйзенштейна.

Ну а вторая атака- атака немцев в фильме "Александр Пархоменко" 1942 года. Еще более антиисторичная. Мало того, что немцы после 1 мировой войны используют тактику Наполеона,  так у них еще и на знаменах написано про кайзера- уже год как свергнутого. Самое любопытное - музыка, которую  один из персонажей называет "гинденбургский марш". Марши такого названия ( Hindenburg marsch) действительно существуют (композиторов Герлоффа, Фетрасса и Хуссаделя), но во-первых, они совсем не похожи на то, что звучат в фильме ( в чем можно убедиться, прослушав их здесь и здесь), во-вторых они, кажется, написаны позже, и в третьих - в чем собственно вся прелесть эпизода,   музыка, хотя и напоминает немецкие марши, носит явно пародийный характер. и по видимому является произведением Никиты Богословского, большого шутника (может быть, режиссер искренне верил,ч то это правда немецкий марш?)) Впрочем, весь "Пархоменко", известный прежде всего Фаиной Раневской в роли тапера- сплошное собрание таких нелепых шуток.
https://www.youtube.com/watch?v=R4De9K6IbHk

Ну и наконец, творческое обобщение обоих психических атак- атака буржуинов в  "Сказке о Мальчише Кибальчише" 1964 года. Представляет собой пародию на обе предыдущих. От "Чапаева" осталась сигара, прикуриваемая офицером, от "Пархоменко" - немецкие каски, которые однако сделаны белыми, что по мнению знатоков, должно вызывать ассоциации, с американскими военными, охранявшими нацистов в фильме о Нюрнбергском процессе. А белые ленты через плечо на черных мундирах буржуинских солдат вообще делает их похожими на итальянских полицейских (как и вся ситуация -тупые полицаи ловят мальчишек). Вообще, черные гестаповские мундиры заменены на черно белые, характерные для европейской дорожной полиции того времени. К тому же потрясающие коженные шорты у некоторых буржуинов, чт, по видимому, в сочетании с рубашками с коротким рукавом, должно было вызывать ассоциации с колониализмом. Живая музыка заменена граммофоном, оказывающим мистическое влияние на солдат, при этом в звуках военного марша явственно угадывается что-то вроде "Карамболины" Кальмана. В общем, военные маршши - это круто, даже когда это пародии, а к войне это не имеет никакого отношения. К сожалению, отдельный фрагмент именно буржуинской атаки я не нашел, вот ссылка на фильм, а атака начинается примерно с 29 минуты.
https://www.youtube.com/watch?v=L2m4XyXAUqU

Развитие коллективного интеллекта приводит к деградации индивидуального

В последней "Культурной революции" проректор РГГУ Дмитрий  Бак выразил опасение, что современное "цифровое  поколение" умственно деградирует, поскольку компьютер берет на себя многие функции мозга: не надо запоминать, раз есть под рукой  Google, не надо считать, раз есть калькулятор. И, кстати, правильная мысль, только компьютеры непричем. Еще в платоновских диалогах отмечалось, что изобретение письменности ослабляет память. А вот что написано в книге Александра Маркова " Обезьяны, нейроны и душа":
"Рекордные объемы мозга были достигнуты сапиенсами в начале верхнего палеолита,.. По данным С.В. Дробышевского, около 25-27 тыс. лет назад средний объем мозга людей начал уменьшаться... отчасти это может быть связано с климатическими изменениями... Но возможна и иная интерпретация... Культурная среда так насытилась полезными мемами, что что в дальнейшем людям для выживания и успешного воспроизводства уже не требовался такой высокий интеллект, как прежде. Если не нужно до всего доходить своим умом,  и огромный объем  готовых полезных знаний тебе в детстве взрослые скармливают с ложечки, то можно обойтись и мозгом поменьше..."  Так что, дело не в компьютерах.
К этому надо добавить приводимые в книге Маркова (в другой главке, и, казалось бы, в совсем другой связи) данные американского исследования нескольких университетов, согласно которому способность человеческого коллектива коллективно решать творческие и интеллектуальные задачи в очень небольшой степени зависит от   среднего уровня интеллекта сотавляющих коллектив индивидов, а также от уровня самых умных из них. Важнейшие факторы, определяющие ум группы - это, умение общаться и понимать друг друга.
То есть, чтобы коллектив был умным, люди должны быть идеальными "нейронами" в  групповой вычислителной сети, но сами по себе они могут быть и не очень умны.
Важно быть общительным, а не умным, и тогда умным будет человечество.
Ни за что не поверишь))
Хотя, строго говоря, человечество не ведет коллективного "мозгового штурма".   

Постиндустриальный герой с татуировкой дракона

Элизбет из фильма "Девушка с татуировкой дракона"- настоящий герой и даже супергерой современной эпохи, супергерой информационного общества. Да, она умеет драться и стрелять, без насильственных действий в офлайне сегодня не прожить, но  еще важнее, что она умеет виртуозно работать с любыми видами информации- интернетом, компьютером, с видоизображениями, с фотографиями, и даже  с бумажными носителями в архиве. Когда на пороге дома убивают кошку, обычный человек просто ахает, но супергерой сразу же хватается за фотоаппарат- сфотографировать труп на всякий случай.  
Как раз, когда дело доходит до грубой мускульной силы, она не может продемонстрировать превосходства, и поэтому оказывается изнасилованной мерзким  социальным чиновником, не очень мужественным, но громадным и бородатым. Этот бородач можно даже считать символом могущества предшествовавшей, индустриальной эпохи: грубая животная сила умноженная на  административный ресурс. Мужланство, сексизм - против высоких технологий в стиле "юнисекс". Ответ постиндустриального супергероя строится на виртуозном использования чрезвычайно широкого ассортимента инструментов- технических, юридических, информационных. Для мщения требуется электрошокер, замаскированная видеокамера, компьютер, какой-то клистир, машинка для нанесения татуировки и что-то еще. Елизбет шантажирует чиновника - и поставленные ей условия столь сложны, что было бы уместно заключать письменный договор- хотя бы для памяти. То, что должно последовать за шантажом представляет собой сложный комплекс событий в основном в информационной сфере. Месть включает в себя финансовые операции, документооборот в госаппарате, психиатрическую экспертизу, распространение изображений в интернете, нанесение знаков на тело и ограничение в сексуальном поведении. 
В конце фильма Элизбет- уже  без связи с остальным сюжетом - расправляется с главным злодеем, причем характерно то, что злодей представляет собой чистую абстракцию - в фильме он не появляется, это "идея" медиапространства, а месть осуществляется исключительно хакерскими  методами.
Гениальный хакер - давний  персонаж голливудского кинематографа, но Элизбет отличается от них тем, что искусство хакера дополняется решительностью, с какой бледная и худая девушка хватается за револьвер, а заодно и сексуальной раскрепощенностью.  
Главный герой фильма правильно сделал, что не стал крутить с ней роман . А то бы было как в фильме "Моя жена-ведьма". 

"Квартет И" и Болотная площадь

Фильм  "Квартета И" "О чем еще говорят мужчины" является исчерпыывающим объяснением причин охвативших средний класс протестных настроений. При этом фильм абсолютно аполитичный, поэтому его свидетельство особенно ценно.
Сюжет фильма в том, что четверо небедных, благополучных, хорошо одетых мужчин оказываются в собственном офисе в осаде - их стерегут двое зловещих субъекта, по первому впечатлению- бандитов, но, как потом выясняется- офицеров неназываемой силовой структуры. Все из-за того, что один из героев во время дорожного инцидента обматерил жену начальника этих субъектов. Попытка вызвать полицию ни к чему не приводит: сначала полицейские за деньги берутся разобраться, но пасуют перед "корочками", предъявленными осаждающими. В конце концов является муж и заставляет героя по телефону извиниться перед обматеренной, так что все отделались легким испугом, хотя и не без морального ущерба.
По ходу фильма один из персонажей жалуется, что когда он кончил институт, то стал хорошо зарабатывать, торгуя импортными факсами, а теперь - ему 40 лет, и он зарабатывает не больше чем тогда - то есть, не удалось забраться "на более высокую ступеньку".
Итак, причины протестных настроений для среднего класса- никзие гарантии безопасности, плохая работа правоохранительной системы, разгул высшей силовой бюрократии и перекрытие социальных лифтов. Два последних пункта с очевидностью взаимосвязанны: героев фильма прессует как раз тот, кто смог забраться "на следующую ступеньку".