Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

«Я, хобо» Сергея Жарковского

Итак, на 14 лет позже, чем надо, я, наконец, прочел роман, на который мои знакомые из фендома многие годы указывали как на «мастрид» для любителя российской фантастики. Это «Я, хобо» Сергея Жарковского (2006). Стоит отметить, что Сергей Жарковский вообще написал довольно мало, а известен он только этим романом, а такое явление как «писатель одной книги» всегда любопытно. И вот мои впечатления. Примерно половину, или даже две трети произведения я читал с интересом, поскольку на мое «ухо» оно очень заостренно воплощало  в  научно-фантастическом, космическом антураже почти забытую, но сидящую у моего (и Жарковского) поколения в подсознании тему бессмысленного и беспощадного советского хозяйственно-промышленного энтузиазма - про этих героических инженеров, которые – время вперед! Знакомьтесь, Балуев! «В грязи сидят рабочие!» –  в мазуте, гробя здоровья, никаких развлечений кроме водки, но домна со сборочным цехом будут сданы досрочно! У Жарковского все это в космосе, на дальних рубежах галактической экспансии, но то же самое, это люди, которые занимаются только техникой, они распяты на технике,  ни комфорта, из развлечений самогон,  выживание, никакой личной жизни, они и родятся в колбах – специально для космических работ, рабы функции, и умирают рано, гробя здоровья в перелетах, наркоснах, иногда даже умирают по приказу, и разговоры у них только про технические подробности и успех разворачивания космической колонизации, и показная лояльность пославшему их на дальние рубежи галактическому императору- скорее как замена смысла жизнь, пусть хоть кому-то их  самоубийственная деятельность будет нужна! Да, видимо в порядке «настройки аллюзий» автор заставляет своих космических работяг, обращаясь друг к другу говорить «товарищ». Текст несколько загромождают выдуманные технические подробности, но они же и создают атмосферу, поскольку в технических подробностей вся жизнь этих бедняг, никогда не видавших солнца и проводящих всю недолгую жизнь на орбитальных станциях и звездолетах.  Так проходит половина книги – бессюжетно, но экзистенциально напряженно. Затем начинается некая сюжетная занимательность, космической экспансии земли оказывается противодействует некая сила, сразу приходит в голову влияние темы Странников и гомеостатического мироздания у Стругацких, правда у Жарковского эти Странники действуют через оживших мертвецов, ну да почему нет? Появляются конечно спецслужбы. И дальше в развертывании повествования происходит грандиозный «чпок» и даже «бдыщ»- сюжет окончательно становится «занимательным», то есть плоским и пошлым, на место «Время вперед» вдруг возникают «Звездные войны». Оказывается все предыдущее было лишь борьбой империи и других «вселенских сил» за некие магические (джедаевские?) мечи, которые стережет джин (он же москвич 1968 года рождения), они в итоге достаются главному герою, и он ими режет имперские звездолеты как колбасу.  И ради этого стоило все это затевать?Однако, финал настолько не стыкуется по духу с первой половиной романа, что даже нельзя сказать что он ее портит. Он просто от другого текста.

О романе Эдуарда Веркина "Звездолет с перебитым крылом".


1. В основе романа вполне структуралистское противопоставление трех вселенных: "идеальной благополучной"- и "идеальной неблагополучной" и "реальной благополучной"- точнее "Мира Подня", "Мира Парня из преисподней" и позднесоветской эпохи. Как и положено: люди Полдня физически сильнее и боеспособнее людей из преисподней (ну, как Максим Камерер), а люди из преисподней сильнее и боеспособнее советских. 

2. Веркин эксплуатирует эстетику "советского детского детектива" (условно - "Кортика") и этим напоминает "Живые и взрослые" 

Кузнецова.

3 Но в чем молодец Веркин -  в который раз разрабатывая "мир советского детства", он наконец выпячивает вперед его важнейшее свойство, как правило утаенное в других литературных источниках - скуку.  Вообще советская история - прекрасная иллюстрация мысли Шопенгауэра, что у человека две главных альтернативы - страдание или скука. И фантастическая Аня, явившаяся двум советским подросткам - в некотором смысле их галлюцинация от скуки. Во всяком случае она связана с миром научной фантастики (и по сути, и в тексте романа), которая тогда была главной реакцией на скуку.  

4. Конвертация булычевской Алисы в Аню - возможно аллюзия на аналогичную конвертацию имен при переводе "Алисы в стране чудес" Набоковым.   

5. Еще о связи с Булычевым: если писать рецензию на "Звездолет", то ее можно озаглавить "Девочка, с которой уже все случилось". 

Collapse )

М.Хоркхаймер. "Затмение разума".

Прочел книгу Макса Хоркхаймера "Затмение разума". Книга написана в 1946 году, в последствии "Потерялась" в тени более известных сочинений представителей франкфуртской школы. Главная мысль книги: если раньше концепция разума предполагала, что разумны как сам человек, так и внешняя действительность, то теперь ( в ХХ веке) разум стал уделом только субъекта. Разум стал субъективен и формален. Поскольку действительность неразумна, разум не может предписывать человеку цели и ценности. Человеку остается только приспосабливаться и подчиняться действительности как внешней силе, поэтому тоталитарным режимам легко находить исполнителей- индивидууму нечего духовно противопоставить системе, ведь с детства все учатся исключительно вписываться в систему. Социальный прогресс выражается в том, что рабочий станвится объектом манипуляций не только капиталистов, но и профсоюзных лидеров. В философии отражением этой систуации является позитивизм, который по сути является некритическим подчинением практике научной деятельности, но не может обосновать саму науку философскими средствами. Но философского выхода пока не видно, поскольку позитивизму противостоят явно устаревшие теории объективных ценностей (вроде неотомизма).
В сущности, за 60 лет ничего не изменилось.

О "Лунной радуге" и человеческом теле


Сегодня уязвимость человеческого тела, его жесткая привязанность к земным условиям существования являются главными препятствиями для освоения космического пространства. Человечество располагает летательными аппаратами, чтобы достигать и Марса, Юпитера, и Меркурия, однако пока доставлять на эти планеты предпочитают почти исключительно роботов, поскольку никто не хочет нести бессмысленные и, поистине, фантастические расходы на обеспечения жизнедеятельности человека в течение полета и  его возращения обратно. Полет на Марс – не дешевое удовольствие, но все расходы возрастают неимоверно, если вместо автоматических устройств отправлять туда живых людей.

Возможность вмешиваться в человеческую природу и изменять человеческое тело придало бы мощнейший импульс развития космических исследований, и прежде всего потому, что решило бы массу финансовых проблем: не пришлось бы изыскивать средства на то, чтобы в абсолютно неземных условиях Луны или Марса создавать земным жителям земную среду обитания и земной комфорт.

В свое время о том, что освоение космоса может привести к изменению человеческой природы с большой тревогой говорилось в известном романе Сергея Павлова «Лунная радуга». Герои Лунной радуги» подвергаются на спутнике Сатурна Титане воздействию таинственной природы, в результате чего приобретают феноменальные способности – например, видеть в инфракрасном диапазоне. Герои «Лунной радуги» не замечают очевидного обстоятельства – и, не ясно, замечает ли его автор – что изменения, которые приобретает человеческий организм под внеземельным влиянием делают его наилучшим образом приспособленным как раз для освоения Космоса. Правда, сами экзоты об этой миссии ничего не знают, и знать не хотят, они даже пытаются дезертировать из рядов космодесатников, и все же сама логика ситуация подводит к тому, что в финале романа всех экзотов скопом посылают в первую в истории Земли экспедицию за пределы солнечной системы. Мутантов отправляют в космос, не потому, что они представляют собой наилучший человеческий материал для этого, а потому, что « в целях безопасности человеческой цивилизации Земля не может, не должна принимать в свое лоно шесть с половиной сотен экзотов». Фактически, «Лунная радуга» подводит к однозначному выводу: если человек не изменит свою природу для освоения Космоса, Космос изменит ее сам. На «трансмутацию плоти» во имя приспособления к неземным условиям человек обречен, и вопрос заключается только в том, добровольно или вынужденно произойдет это превращение телесности.