Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Главный герой 1920-х

Важнейшая тема русской литературы 1920-х-начала 1930-х годов – рассказ о том, как оригинальный человек, не обязательно интеллектуал., но человек ренессансный, необычный, пассионарный, воплощающий креативный заряд русской культуры начала ХХ века, – отторгается, а затем и уничтожается наступающей эпохой унификации. «Мы» Замятина. «Зойкина квартира» Булгакова. «Рвач» Эренбурга. «Художник неизвестен» Каверина. «Зависть» Олеши. «Золотой теленок» Ильфа и петрова. «Вор» Леонова. «Гадюка»и «Голубые города» Алексея Толстого. «Козлиная песнь» Вагинова. Можно сказать, что «Доктор Живаго» - это поздний рецидив этой темы. Действие «Живаго» как раз заканчивается в конце 20-х, и в эти годы роман бы выглядел органично. Но самое интересное началось потом: когда иные герои, оказавшиеся винтиками в государственном механизме – в литературе пытались выглядеть творческими, свободными, ренессансными людьми - «Время, вперед» Катаева, «Дорога на океан» Леонова. С другой стороны, действительно ренессансные, свободные герои 20-х годов в 30-х оказываются отрицательными персонажами, шпионами, ворами, белогвардейцами (кем они, вероятно в жизни действительно зачастую были) – расхититель рукописей Дмитрий Бауэр в «Исполнении желаний» Каверина (роль Смоктуновского, между прочим), бывший белогвардеец Протоклитов в «Дороге на океан», замечательный дядюшка в «Судьбе барабанщика» Гайдара. В 30-е Остапа Бендера просто бы выследили и арестовали без всякого сочувствия.

О парижских терактах: не придавать избыточного внимания

Теперь, когда страсти вокруг парижского теракта чуть-чуть улеглись, и он перестал быть предельно актуальным, хочу сказать несколько слов: этот теракт, как и другие, вещь громкая, но по большому счету, маловажная.

Прежде всего, этот теракт вписывается в длительную историю европейского терроризма.

Откуда начинать эту историю — не ясно, ибо она пересекается с историей политических убийств, а последняя вообще уходит корнями в глубокую древность. Тут можно начинать с убийства царя Филиппа Македонского, вести рассказ мимо убийства Цезаря Брутом, через убийство Генриха Наваррского и вплоть до убийства реакционного писателя Коцебу прогрессивным студентом Зандом в начале 19 века. Может быть историю терроризма надо начать с середины 19 века, когда для политических убийств стали использовать взрывчатые вещества- сразу два десятка человек погибли во время покушений на короля Луи-Филиппа. За последние полтора века от покушений погибли 4 президента США, два президента Франции, один эксп-премьер Италии и председатель Верховного суда ФРГ. Это я оставляю в стороне историю русского терроризма. В 19 веке бомбы кидали всякие анархисты и конечно борцы за национальную независимость, после Второй мировой войны — леваки вроде «Красных бригад», и опять же борцы за национальную независимость. Исламский терроризм сменил марксистский примерно тогда, когда мигранты заняли места былых пролетариев, и соответственно, исламизм сменил марксисзм в роли идеологии угнетенных трудящихся в нижних сегментах рынка труда(и примкнувших к ним маргиналов).

Итак, терроризм для Европы не нов, она к нему привыкла, она с ним сжилась, и большого значения для судеб Европейской культуры он не имел, с помощью терроризма не решена ни одна политическая задача, он не влиял на политическую систему стран- если не считать случаев, когда теракты использовались в качестве повода для реализации подготовленных помимо них политических решений (покушение на Эрцгерцога Ферждинанда, взрывы домов в Москве, терракт в Бислане). Ленин отрицал террор как неэффективную тактику, а он, кажется, разбирался, в политической борьбе. Кроме того, теракты приводили к усилению полицейских служб и полицейских мероприятий, а это конечно порождает гипотезы, что теракты подготовлены спецслужбами — о парижских это пишут все, кому не лень.

Итак, теракты как таковые не важны, но они являются аккомпанементом и симптомом важных процессов: перехода от монархий к республике, завоевания народами независимости, классового противостояния пролетариата и буржуазии. Сейчас важный процесс, стоящий за террором — рост доли мигрантов в европейском населении. Но сам террор ничего не добивается, ничего не означает и ничего не может. Терракты со стороны мусульман не представляют никакой опасности для системы. Теракты не требуют никакой чрезвычайной реакции сверх понятной полицейской - найти, обезвредить, изловить, может быть создать спецотдел в спецслужбе. Но конечно, государство нуждается в выработке миграционной политики, тут простых решений нет, но это совсем другая история, и при обсуждении этой проблемы лучше вообще забыть о терактах. Террористам — полиция и тюрьма, остальным — думать на холодную голову.

Наши Сатановские рекомендуют считать всех мусульман потенциальными террористами, такая политика является лучшим питательным бульонам для развития экстремистских организаций. Любая дискредитация способствует сплочению и изоляции общины, это азы. И это совершенно не помогает поимке конкретных террористов.

Об оправданности человеческих жертв

Навеяно дискуссией с Николаем Розовым. Фактически, сегодня и у нас и на западе нет понятных теоретических систем, которые могли бы оценить оправданность или неоправданность человеческих жертв в том или ином случае. Поэтому всякий раз когда возникает цель, добиться которой можно только ценой человеческих жизней (например, "восстание против диктатора") дискуссия о допустимости этих жертв низвергается в пучину личных пристрастий, и индивидуальных степеней пацифизма. В реальности ценность индивидуальной человеческой жизни в коллективном сознании крайне неустойчива и скачет в диапазоне от нуля до бесконечности. Пресловутый вопрос "о слезинке ребенка" не может ничего доказать или опровергнуть, но он может смутить спорящих и дезорганизовать дискуссию, поскольку он сталкивает ее в зону, где нет никаких твердых оснований.
На практике, человечество решает эту проблему (кстати важную и повседневную) на основе традиции. Существует набор типичных, фиксированных в культуре ситуаций, в которых ценность человеческой жизни зафиксирована традицией- причем зафиксирована на очень разном уровне. В типовой ситуации "война" сколь угодно большие человеческие жертвы как правило считаются оправданными, в гражданско-правовых конфликтах они считаются недопустимыми и т.д. Поскольку аборт традиционно допустим, постольку он и оправдан - так что сам факт, что аборт-убийство еще не является аргументом к его запрету. Отношения к убийствам различны в разных ситуациях. Но когда мы сталкиваемся с ситуацией атипичной ( а ситуация революции пока еще все-таки атипична) мы не знаем, какой уровень убийств можно было бы считать нормальным.

Заявления и объяснения

Оригинал взят у livingtomorrow в Заявления и объяснения
Мы постоянно подаем заявления полицейским о том, что происходит. А они постоянно их игнорируют (если вообще принимают). Вот последняя порция.

Вчера 4 ноября заявления были поданы по факту похищения отца одного из освобожденных рабов. Сейчас отца удерживают рабовладельцы, чтобы он подал в Следственном комитете заявление против нас (что это мы похищаем рабов). Полиция не предприняла никаких действий, возможно, под давлением начальства ОВД Гольяново.

2012-11-04 21.49.36 blank

2012-11-04 22.43.22

2012-11-04 22.43.49

В процессе мы познакомились с одной из деловых партнерш рабовладельцев. Женщина в ушанке с 7 этажа очень активно нападала на нас. Обвиняла журналистов, активистов. Говорила, что все там в порядке, что все дети хозяйские, что никаких рабов нет.

Bulochnica rabovladelica

По словам жителей подъезда эта женщина владела булочной или другим магазином, и иногда заимствовала к себе рабынь продавщиц. Что делать с такими подонками?

правильные идеи

Убедительны ли доказательства фальсификации

По поводу фальсификации выборов и других правонарушений, совершаемых государством:
В условиях, когда средства проверки, расследования и суда находятся в руках обвиняемого, принцип презумпции невиновности перестает действовать. наоборот- вводится презумпция виновности, и уже обвиняемый должен доказывать неправомерность обвинений.

Пожалуй, самый трезвый взгляд

Оригинал взят у mutantkhamon в Пожалуй, самый трезвый взгляд
Воинствовать против «жуликов и воров» - это вообще какая-то ребяческая глупость (все равно, что 20 лет назад против «привилегий»). Дело не в том, что они жулики-воры, а в том, что жулики-воры СОВЕТСКИЕ, причем то, что «советские» - значительно существенней того, что «жулики». Выстроенный после 91 года режим своей спецификой обязан именно этому обстоятельству. Жулики и воры есть везде, а советские – наша «собственная гордость».

«Абстрактные» жулики, оказавшись на их месте в нынешней ситуации, допустили бы и реальную многопартийность, и честные выборы: настоящие партии (отражающие реальные – и крайне противоречивые - интересы различных групп о-ва) между собой все равно никогда бы не договорились, и достаточно было бы умело и с выгодой для себя посредничать. Но советские могут воровать только в определенных - «советских» же условиях, с которыми ни свободная экономика, ни политические свободы несовместимы. Эти условия они по возможности и консервируют.

Странно… Как будто понимание того, что смысл трансформаций 91 г. состоял в переводе советским правящим слоем «власти-собственности» во власть И собственность, достаточно распространено. Какие, казалось бы, могут быть к ним претензии по части «честности» (это как требовать убивать не «Чекой», а «ревтрибуналом»). Но против самого режима никто особо-то и не выступает. А все подай им «хороших» советских! Чудаки…



Сволочи! И виновники, и гайцы!

Оригинал взят у chijulia в Сволочи! И виновники, и гайцы!
Оригинал взят у kalamedeja в post
У меня есть знакомая, Лена Зазнобина, чудесный и самоотверженный человек, вледелец приюта для лошадей "Пери". У нее в семье произошла страшная трагедия и правды без общей помощи будет добиться нелегко. Но надо постараться. На этом месте, как говорится... но не дай Бог.

Дело было в Выборгском районе Санкт-Петербурга. Далее - письмо Лены.

"Здравствуйте.У меня вчера в 21ч20мин. на пешеходном переходе (угол Северного пр. и ул.Сантьяго де Куба) 19-летний малолетка насмерть сбил мою бабушку. Она, как всегда неспеша, переходила дорогу (быстро не ходила после ОНМК), машины 1-го и 2-го ряда остановились,а с третьего - и не подумал...
Сбежались очевидцы,мимо проходила моя мама и узнала о случившемся. А дальше началось...Почти сразу подъехало ГАИ и черный Мицубиси Монтеро. Вышедший из машины
сотрудник ГИБДД подошел к водителю, совершившему наезд, и сказал: "Быстро
звони отцу и матери, пускай подключают сам знаешь кого." Водитель подъехавшего джипа сказал виновнику: "Не переживай,подумаешь бабку сбил,обойдется.Далее этот же сотрудник гаи начал разгонять свидетелей по домам. На вопрос моей мамы о том, почему не опрашиваются свидетели был ответ: "Сука,я знаю что мне делать ИДИ восвояси или сейчас наручники надену и отвезу
куда надо!!!!! " Дальше он отошел к джипу, куда подошло еще 3 или 4 подростка из машины убийцы. Одна из них девушка сразу обнялась с сотрудником гаи с милой улыбкой на лице. тот джип во время пока все не закончилось приезжал-уезжал 4 раза. На независимую экспертизу водителя
а\м повезли (если повезли, к нему в машину сел гаишник) спустя 5,5 часов!!!Заявка на вывоз трупа была дана ч\з 4ч45мин., хотя нас причесывали, что дали заявку как положено в течение часа. бабушки из сумки пропали докумены удостоверяющие личность,что наводит на определенные мысли и пенсия(примерно 11 тыс). Репортаж показывали в новостях по Спб 5 канал. Сейчас я намерена писать жалобы в прокуратуру и на имя начальника ГИБДД Выборгского района.
Очень хочется,чтоб виновник был наказан,чтоб не смог откупиться.Обращаюсь ко всем! Кто может помочь советом и посодействовать в данном деле,откликнитесь пожалуйста!
Вот мой номер тел.89312639617
Давайте не оставим виновника безнаказанным.На этом месте мог оказаться и ваш родственник, не дай Бог. Это номер загадочного черного мицубиси монтеро н759ер98,если кто может пробить эту машину буду очень благодарна, номер машины убийцы сообщу в личку. " (с)

Нажмите, пожалуйста, перепост..

Нравы


Вот здесь можно прочесть отрывки из стенограммы суда по делу Френкеля. Нервному, чувствительному человеку после прочтения захочется удавиться.

Секретарь: Прошу всех встать.

Подсудимая [Лиана] Аскерова: Я, честно говоря, хотела не выступать ни в каких прениях, потому что все, что я хотела сказать, уже за меня сказали все подсудимые, их адвокаты и мой адвокат. Мне не хочется повторяться. Вы помните все, что сказали, все, что вам рассказали. Единственное, что мне хочется... Просто на меня произвело очень сильное впечатление выступление Бориса Георгиевича Локтионова. Оно было очень большое, емкое, мне бы хотелось вот именно... не могу сказать прокомментировать, но где-то так, проанализировать. Потому что, я так понимаю, это - мнение обвинения и то, в чем меня обвиняют и тех, кто сидит со мной на этой скамье. Я не буду опять повторять, почему я здесь оказалась, из-за чьих показаний, из-за чего и как, это все уже сказали. Я просто хочу сказать об одном человеке, который оказался здесь, но его здесь нет, вы сами знаете, о ком я говорю, но это Френкель Алексей Ефимович. Я чувствую, что я перед ним, ну, очень сильно виновата, потому что его здесь нет [он удалён судьёй 9 сентября 2008], я, как бы, хочу объяснить некоторые моменты, которые Борис Георгиевич [Локтионов - обвинитель на процессе]озвучил в своей замечательной речи. Ну, самое ясное, чтобы все (не разборчиво) это о человеке, который восстает против системы и выносит сор из избы, и о том, что такие люди не приветствуются нигде. Он полностью прав, я поддерживаю его. Такие люди, они не умеют,… не приветствуются нигде, обычно их чураются, сторонятся. Но единственное "но", что Борис Георгиевич сказал это о человеке, ну, который перед вами выступал, свидетель Ухабов-Богославский [аноним]. И ещё он не отметил, что люди, которые восстают против системы, они обычно восстают с открытым забралом, не скрывая своего лица. Вот эти слова о человеке, который восстал против системы, я могу сказать, что этот человек – Френкель, которого здесь нет, который никогда не писал анонимных писем...

Судья: Подсудимая Аскерова!

Подсудимая Аскерова: Встречался в суде... (не разборчиво)

Судья: (Перекрикивая) Подсудимая Аскерова, я вынуждена Вас остановить, Ваша речь не соответствует требованиям статьи 336, в прениях Вы только себя можете защищать.

Подсудимая Аскерова: А я себя защищаю, я себя защищаю.

Судья: Не пререкайтесь.

Подсудимая Аскерова: А я не пререкаюсь.

Судья: Не пререкайтесь и не нарушайте закон. 

Подсудимая Аскерова: Наталья Ивановна, если Вы не хотите, чтобы я участвовала в прениях, я сяду. Просто, когда я выступала во время следствия, Вы мне сказали, Вы все можете сказать на прениях.

Судья: Значит, я вынуждена Вас остановить. 

Подсудимая Аскерова: Так дайте же мне это сказать.

Судья: Не все, а в соответствии с законом.

Подсудимая Аскерова: А я и делаю в соответствии с законом, потому что я сижу здесь рядом с Френкелем, и он сидит здесь только потому, что я оказалась натуральной дешёвкой.

Судья: Подсудимая Аскерова, не пререкайтесь, не пререкайтесь.

Подсудимая Аскерова: Ну так вот, Борис Георгиевич забыл сказать, что этот человек, который восстал против системы Ухабов-Богославский, он просто анонимщик, который 4 года работал в системе у Френкеля, в банке. В "ВИП" Банке, получал зарплату. А из письма мы, нам его зачитывали здесь, мы прочитали, что деньги эти были грязные, нехорошие, ужасные, он получал зарплату. Заметьте, 5000 долларов, кормил свою семью, своих пятерых детей, пользовался всеми льготами, которые предоставляет "ВИП" Банк своим работникам и, тем не менее, писал анонимки, не подписываясь. Анонимка о том, что это такая плохая грязная система, и они вообще собираются уничтожить Андрея Андреевича Козлова. Ну, вы помните текст анонимки, уже он зачитывался. Мне очень жаль, что все обвинение, ну, можно сказать, почти все обвинение построено на анонимке и на показаниях другого жулика по фамилии Жигалов

Судья: Подсудимая Аскерова, я вынуждена вас остановить. 

Подсудимая Аскерова: Ваша честь!

Судья: Ваша речь не соответствует требованиям...

Подсудимая Аскерова: Вы мне разрешили сказать про Жигалова лично.

Судья: ...статьи 336 уголовно процессуального кодекса Российской Федерации. Вы, если выступаете в прениях...

Подсудимая Аскерова: (Не разборчиво). Вы мне сказали, что все, что я хочу сказать, я могу сказать в прениях.

Судья: Подсудимая Аскерова, я к вам обращаюсь! Вы что так себя ведете, а? Если Вы выступаете в прениях, изъявили желание выступить в прениях, то не нарушайте закон, корректно выражайтесь.

Подсудимая Аскерова: Я оцениваю доказательства.

Судья: Не оскорбляйте никого.

Подсудимая Аскерова: Я не оскорбляю. Знаете, почему?

Судья: Не пререкайтесь, я к Вам обращаюсь!

Подсудимая Аскерова: Я хочу объяснить, почему я не оскорбляю вообще.

Судья: Подсудимая Аскерова, вы оцениваете только факты, то, что было изложено свидетелями, порочить доказательства Вы не имеете права, все.

Подсудимая Аскерова: Я их не порочу, Ваша честь.

Судья: Не пререкайтесь, я ещё раз вам говорю. 

Подсудимая Аскерова: Я просто хочу сказать, что человек, который давал свидетельские показания и подписывал бумагу, то, что он будет говорить правду, соврал с самого начала о том, что мы с ними знакомы. Я никогда не была знакома с господином Жигаловым, потому что я не имею привычки, знакомиться с кем попало. То есть я не буду, дальше вы помните, о чем он говорит. О том, что я (не разборчиво) и все тому подобное. Но если человек соврал в такой мелочи, вот, то с остальными показаниями тоже все ясно. И к тому, что я не буду повторяться, что это ужасная трагедия, которая произошла, из-за неё мы сидим здесь, нас считают виновными. Ну, обвинение считает, что мы виновны, по крайней мере, вот. Мне понравилась ещё одна реплика, не реплика, а цитата. "Козлов Андрей Андреевич пострадал от того, что ловил жуликов, которые воровали деньги у ЦБ". Я не сомневаюсь, что он пострадал именно от этого, но опять-таки нюанс. Воровать у ЦБ деньги другим банкам невозможно. Я не буду вдаваться в подробности, как это происходит, что такое банк, что такое Центробанк. Воровать деньги можно только внутри Центробанка. 

Судья: Подсудимая Аскерова, я вынуждена Вас остановить. Вы, пожалуйста, (не разборчиво) Вам не вменяется то, что вы сотрудник банка. То, что Вы (не разборчиво) банков денег.

Подсудимая Аскерова: Единственный момент, который касается... Речь Бориса Георгиевича касалась меня тоже.

Судья: Вот по себе, пожалуйста, все, что Вас касалось, об этом, пожалуйста, и говорите.

Подсудимая Аскерова: Мне вменяют организованную группу по найму. Организованная группа означает то, что люди друг с другом связаны. Поэтому все, что касается других, в принципе, касается меня тоже. Наталья Ивановна, не вводите присяжных в заблуждение. 

Судья: Подсудимая Аскерова, не пререкайтесь, не злоупотребляйте предоставленным Вам процессуальным правом выступить в прениях.

Подсудимая Аскерова: Единственное, что меня покоробило, только то, что в компанию к Андрею Андреевичу Козлову, который действительно ловил жуликов, Борис Георгиевич вписал анонимщика Ухабова-Богославского, сказал, что они вместе ловили жуликов. Это, конечно, не совсем верно. Если не сказать больше, поэтому... Я так чувствую, что все мои прения будут прерываться, поэтому я больше не буду вас утомлять своими рассуждениями. Но я хочу, чтобы вы вспомнили выступление адвоката по назначению господина Орликова. Оно было, по-моему, позавчера. Мой протокол, первый протокол допроса, получен на основании закона, написан добровольно в присутствии защитника по назначению. Я не буду вам объяснять разницу, вы её, я думаю, заметили сразу. Правда, мой защитник по назначению был посимпатичнее и помоложе. Я больше не буду вас утомлять, спасибо.

Судья: Уважаемые присяжные заседатели, в связи с заявлением подсудимой Аскеровой по поводу защитника (не разборчиво). Отключите все телефоны и уберите. Вот, конечно, (не разборчиво) я рассказывала (не разборчиво). Защита независима. По назначению, по соглашению - каждый защитник обязан осуществлять защиту того лица, который ему поручен. И это независимо от того. И я считаю, я говорю, это настолько не корректный вопрос, что... Вот Аскерова допрашивалась, да, в ходе (не разборчиво), сразу после задержания. Значит, а допрашивалась она в присутствии защитника по назначению, потому что она же не ходит с адвокатом, правильно, поэтому…

Подсудимая Аскерова: Ваша честь! Ваша честь, не вводите, пожалуйста, в заблуждение. 

Подсудимый Половинкин: Ваша честь, не вводите в заблуждение. 

Судья: Подсудимая Аскерова!

(неорганизованные и неразборчивые возмущённые вопли)

Судья: Никого не выгоняли.

Подсудимый Половинкин: Вы там присутствовали, Ваша честь?

Подсудимая Аскерова: Ваша честь, у меня адвокат с 2002 года!

Судья: Зайдите, пожалуйста, в свою комнату, уважаемые присяжные заседатели. 

(присяжные выходят)

Судья: Замечание…

Подсудимый Половинкин: Просто я не могу, когда люди врут, знаете, сидят в суде и врут.

Судья: … за нарушение порядка в судебном заседании, за неподчинение распоряжениям председательствующего, за некорректное поведение (не разборчиво) предупреждение. Подсудимые не имеют права нарушать порядок судебного заседания (не разборчиво) остальными участниками процесса, регламент судебного заседания, требования уголовно-процессуального закона нарушать не имеют права. Обязаны подчиняться распоряжениям председательствующего, давать показания, какие-то мнения, заявления только обязаны с разрешения председательствующего. Все остальное расценивается как нарушение порядка судебного заседания. 
Замечание подсудимому Прогляде и Половинкину за выкрики с места, за нарушение порядка судебного заседания, за воспрепятствование проведению прений сторон. Поскольку в тот момент, когда председательствующий объявлял замечание подсудимой Аскеровой, подсудимые Половинкин и Прогляда в присутствии коллегии присяжных заседателей доводили до их сведения, не подлежащие исследованию с их участием и не относящиеся к их компетенции. Подсудимые Прогляда и Половинкин (не разборчиво) прерывают председательствующего некорректными замечаниями. Я ещё раз вам разъясняю, ещё раз, о том, что нарушать закон, никому не позволено.

Подсудимый Прогляда: Вот именно, что никому.

Судья: Замечание подсудимому Прогляде за нарушение порядка судебного заседания, за пререкания с председательствующим, поскольку давать показания, делать заявления, он имеет право только с разрешения председательствующего.