Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Петр I, Сталин и "экономика плотвы"

В чем различие «гуманистических обвинений», бросаемых великому Сталину и Петру Великому? Сталин прежде всего остального обвиняется в несправедливом правосудии, в искаженном и обезумевшем правосудии. Когда Петра обвиняют в том, что на строительстве Петербурга не считали человеческих жертв, все понимают, что о правосудии – даже искаженном – нет речи. Вина Петра в данном случаев в том, что он приблизил человеческое хозяйство к законам экономики дикой природы. Аганбен много писал, что зона возможности убийства - это зона освобожденной от права  «естественности». Но природа «смертоносна» не потому, что в ней нет правовой защиты, а потому что многие процессы в мире животных и растений исходно рассчитаны на высокую смертность. Плотва откладывает десятки тысяч икринок, не знает и не имеет личного отношения к своим малькам и заранее известно, что выживет из этих тысяч лишь ничтожна доля. Система воспроизводства рыб, строительство Петербурга и ведение земледелия в рабовладельцческих латифундиях Рима в некоторые недобрые периоды имеет то сходство, что живое существо оказывается не более, чем расходным материалам. А ГУЛАГ – не то же ли самое? Тут все сложнее. По происхождению он все-таки- правосудие, наказания, репрессии. Но это правосудие имело такие последствия - тысячи заключенных – что их решили превратить в «хозяйство», в предприятия по заготовке леса, строительства железных дорог и т.д. Однако, поскольку это «хозяйство» имело дважды «нечистое» происхождение - это было хозяйство, возникшее из правосудия, причем из искаженного правосудия – то оно не смогло быть просто «хозяйством», и упало еще на этаж ниже - в петровскую экономику плотвы.

Кто "разбил Гитлера" в социальной политике?

В левой литературе распространено мнение, что множество социальных достижений современного западного общества, трудовые и социальные гарантии, вообще вектор на гуманизацию общественных отношений во многом объясняется исключительно влиянием Советского Союза. На западе далеко не все признают это влияние – так что, в вопросе о б истоках гуманизации Запада царит такое же жесткое разногласие, как в оценке роли СССР в разгроме Гитлера. У западных авторов общим местом является утверждение, что социальное государство «придумал» Бисмарк - задолго до большевиков (например, недавно эту же мысль встретил в книге Г.Таллока «Общественные блага»). К тому же у каждой страны имеется собственная драматическая история  борьбы за социальные гарантии, и  скажем применительно к Франции о ней можно узнать в замечательной книге Робера Кастеля «Метаморфозы социального вопроса», в которой много говорится о чисто французских дискуссиях на тему бедности и пенсий для всех, много в связи с этим рассуждается об идеях Великой Французской революции – но ничего не говорится о влиянии СССР.

Патриоты на это могут возражать, что СССР влиял не столько как образец заботы о населении, сколько как символ беспорядков и революций, которые обязательно будет, если забыть о социальной политики (плюс- поддержка СССР профсоюзов, запастовок и компартий).

Но антипатриоты на это могут возразить что сами лозунги социальной политики(вроде 8-часового рабочего дня) изобретены на Западе и СССР заимствовало их оттуда.

В общем, по моим ощущениям, вопрос не исследован.


Кто «разбил Гитлера» в социальной политике

В левой литературе распространено мнение, что множество социальных достижений современного западного общества, трудовые и социальные гарантии, вообще вектор на гуманизацию общественных отношений во многом объясняется исключительно влиянием Советского Союза. На западе далеко не все признают это влияние – так что, в вопросе о б истоках гуманизации Запада царит такое же жесткое разногласие, как в оценке роли СССР в разгроме Гитлера. У западных авторов общим местом является утверждение, что социальное государство «придумал» Бисмарк - задолго до большевиков (например, недавно эту же мысль встретил в книге Г.Таллока «Общественные блага»). К тому же у каждой страны имеется собственная драматическая история  борьбы за социальные гарантии, и  скажем применительно к Франции о ней можно узнать в замечательной книге Робера Кастеля «Метаморфозы социального вопроса», в которой много говорится о чисто французских дискуссиях на тему бедности и пенсий для всех, много в связи с этим рассуждается об идеях Великой Французской революции – но ничего не говорится о влиянии СССР.

Патриоты на это могут возражать, что СССР влиял не столько как образец заботы о населении, сколько как символ беспорядков и революций, которые обязательно будет, если забыть о социальной политики (плюс- поддержка СССР профсоюзов, запастовок и компартий).

Но антипатриоты на это могут возразить что сами лозунги социальной политики(вроде 8-часового рабочего дня) изобретены на Западе и СССР заимствовало их оттуда.

В общем, по моим ощущениям, вопрос не исследован.

Кто «разбил Гитлера» в социальной политике

В левой литературе распространено мнение, что множество социальных достижений современного западного общества, трудовые и социальные гарантии, вообще вектор на гуманизацию общественных отношений во многом объясняется исключительно влиянием Советского Союза. На западе далеко не все признают это влияние – так что, в вопросе о б истоках гуманизации Запада царит такое же жесткое разногласие, как в оценке роли СССР в разгроме Гитлера. У западных авторов общим местом является утверждение, что социальное государство «придумал» Бисмарк - задолго до большевиков (например, недавно эту же мысль встретил в книге Г.Таллока «Общественные блага»). К тому же у каждой страны имеется собственная драматическая история  борьбы за социальные гарантии, и  скажем применительно к Франции о ней можно узнать в замечательной книге Робера Кастеля «Метаморфозы социального вопроса», в которой много говорится о чисто французских дискуссиях на тему бедности и пенсий для всех, много в связи с этим рассуждается об идеях Великой Французской революции – но ничего не говорится о влиянии СССР.

Патриоты на это могут возражать, что СССР влиял не столько как образец заботы о населении, сколько как символ беспорядков и революций, которые обязательно будет, если забыть о социальной политики (плюс- поддержка СССР профсоюзов, запастовок и компартий).

Но антипатриоты на это могут возразить что сами лозунги социальной политики(вроде 8-часового рабочего дня) изобретены на Западе и СССР заимствовало их оттуда.

В общем, по моим ощущениям, вопрос не исследован.

Власть без должности

У нас в России главный - не президент, а премьер. Кадаффи - не имел официальных постов. Сталин одно время был просто одним из секретарей ЦК КПСС. Кажется это изобретение ХХ века- чтобы диктатор формально не занимал высшего государственного поста.  Похоже, что "открывателем" этого странного метода был  Пилсудский в Польше. Видимо, до ХХ века диктаторам не приходилось думать о соблюдении демократической проформы. 

Судьба СССР в свете «Трансформации войны» ван Кревельда.

Очень любопытная книга Мартина ван Кревельда «Трансформация войны». Написана в 1991 году, но с предисловием от 2005 года, в котором подтверждается актуальность книги. 
Что особенно интересно:

  1. Из примерно 160 вооруженных конфликтов, произошедших в мире после Второй мировой войны, едва ли десяток относился к классическим войнам «по Клаузевицу», в которых воюют правительства, располагающие регулярными армиями.

  2. Подавляющее большинство остальных- это «конфликты малой интенсивности» (КМО), в которых хотя бы одна из сторон — не регулярная армия, а повстанцы и партизаны.

  3. Во всех ( за единственным исключением- англичане в Малазии) случаях борьбы регулярной армии с повстанцами, регулярная армия проигрывает: типичные примеры- французы в Алжире, американцы во Вьетнаме, СССР в Афганистане.

  4. Поскольку регулярная армия в военном отношении всегда сильнее и не может проиграть, а ее хозяин-страна- всегда богаче, то конфликт может длиться многие годы, и приводить к катастрофическим человеческим потерям со стороны «партизан» и особенно гражданского населения. Алжирская война длилась 8 лет и стоило гибели от 300 тыс. до 1 млн. алжирцев (потери французов - 28 тыс. человек). «Конфликты низкой интенсивности» всегда кровопролитнее «настоящей» войны, но в конченом итоге правительство с  регулярной армией понимает, что возможный выигрыш не окупается потери — и признает  свое поражение.

Итак, что мы можем сказать о наших советских и околосоветских делах, если предположить правоту ван Кревельда?

1. Хорошо , что СССР распался быстро и без скандала. Иначе, России пришлось бы иметь в 14 республиках 14 конфликтов с местными сепаратистами, и кое-где ( в Таджикистане, Узбекистане, Закавказье) конфликты бы перешли в локальные войны с понятным печальным результатом.

2. В Югославии, НАТО взяло сторону не Сербии, а ее противников в том числе и потому, что это была единственная перспективная линия развития конфликта. Сербию можно было вынудить вывести войска и тем самым завершить войну вообще. Но победить Сербия не могла бы, даже если бы получила помощь авиации НАТО: она могла годами только разжигать безнадежный конфликт, что на территории Европы ни кому бы не улыбалось.

3. Вторая чеченская война — по Ван Кревельду — уникальная, нехарактерная, «неправильная» война, ибо вроде бы завершилась победой регулярной армии (что за победа - другой вопрос). Однако, если в Чечне опять произойдет вспышка сепаратизма, то можно предположить, что Россия просто не будет воевать - потому что, не по ван Кревельду, а по собственному опыту убедится, что военная победа дает не решение вопроса, а временное замирение «до следующего раза».


Воскресение в Третьем Риме


Начал читать роман Владимира Микушевича «Воскресение  в Третьем Риме». Микушевич – человек очень образованный, заслуженный переводчик ( с немецкого, французского и английского),  заток философии, и роман конечно же философский, написанный во многом по мотивам биографии Лосева  (в романе- Чудотворцева) - и именно потому то я был в крайнем изумлении, что по некоторым особенностям построения  роман оказался чрезвычайно похож на наши «фентезийные» романы, написанные как бы на материале русской  истории, на нашу «криптоисторию». Более всего мне это напоминает «Посмотри в глаза чудовищ» Лазарчука-Успенского и «Бом-Бом» Крусанова, в меньшей степени – «Око силы» Валентинова. Такие же имитации псевдаисторических очерков и псевдабиографий  в интерьере русской истории( главным образом революции). Кстати, в предыдущей книге Миушевича («Будущий год») даже присутствует недорасстрелянный Гумлиев- точно, как у Лазарчука-Успенского.
Любопытно еще вот что. Герой, от лица которого идет повествование связан с православием, может быть не совсем церковным, скорее философствующим,  православием Булгакова-Флоренского-Лосева, но все же православием. Так вот, главное олицетворение зла оказывается не атеизм с коммунизмом, и не либерализм, а что-то вроде дугинского традиционализма. Главный злодей в романе- человек, по фамилии Ярлов, похожий по некоторым приметам на Кургиняна – рассуждает о национал-большевизме, о евразийском самодержавии, сожалеет, что Русь не приняла ислам,  хвалит Сталина, за то, что он истребил большевиков-евреев, считает что философ Чудотворцев (как бы Лосев) вдохновлял Сталина и пытается присвоить его наследие.  Вот уж действительно, для духовных движений самыми главными врагами являются не прямые враги, а еретики- те, кто пытаются делать вроде бы то же самое, но альтернативным способом.


Кто там еще ностальгирует по СССР?

 Перепост отсюда: http://ice-below.livejournal.com/63676.html

"Вот и меня собрались исключать из универа за "экстремизм". Привет коллегам из Вышки=)

С утра пораньше меня разбудила коммендантша общаги и потащила в паспортный стол. В кабинете меня ожидал солидный господин, который оказался сотрудником ФСБ Андреем Федоровым. Он сообщил мне, что его визит связан с запросом из Центра "Э", который очень обеспокоен моей деятельностью в Обороне и Солидарности.

По словам Федорова, Центр "Э" собирается написать бумагу в ректорат МГУ с требованием меня отчислить, а так как у нас, мягко говоря, не Вышка, то вероятность такого отчисления велика.
На мои слова о том, что оппозиционная деятельность не может быть поводом для отчисления, он заявил, что тогда мне просто не дадут сдать сессию, "ты же знаешь, как это делается".

"Так что теперь Центр "Э" вместе с ректоратом тобой плотно займутся. Впрочем, давай так: я говорю им, что они ошиблись и ты тут ни при чем, а ты взамен соглашаешься с нами сотрудничать в деле борьбы с терроризмом."

Так как терроризм нынче понятие очень растяжимое, то я отказался.
Посмотрим, что будет теперь."