Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Почему у нас нет образа будущего

Как оказалось, "Знамя" уже выложила на своем сайте материалы январского номера, и среди них- моя статья "Почему у нас нет образа будущего". Статья родилась из моего выступления на "Петербургской фантастической ассамблее", которая упомянута в начале. Кратко: "Будущее слишком сложно для популяризации, слишком тревожно для чувства восторга и слишком благополучно для однозначных проклятий. Нынешнее технологическое развитие толкает, скорее, к тому, чтобы быть консерватором — но консерватором с нечистой совестью, не способным ни отрицать блага прогресса, ни, с другой стороны, почувствовать его выгоды и найти себе место среди открывающихся перспектив."
http://znamlit.ru/publication.php?id=6810

Об опасности деградации содержания сознания

Хотелось бы прокомментировать важное замечание Артема Каждого​ к моему предыдущему посту: "если продолжить логику вынесения всех функций на устройства, то человеку остается удовольствие".
Этот прогноз - классическое продолжение прогноза, что роботы оставят людей без работы – обычно предполагает  деградацию и упрощение информации, поступающей в человеческое  сознание, так что человек превращается в «гедонистический овощ». Например, в рассказе фантаста  Герберта Франке «Клетка для орхидей» в далеком будущем люди преобразовались в  некие подобные цветам существа без конечностей и органов чувств, находящиеся под опекой роботов – и занятых исключительно тем, что получают удовольствие.
«— Что это за нити?
— С их помощью мы возбуждаем в людях приятные ощущения. Покой, удовлетворение, счастье — и многое другое, чего не выразишь словами.
— Они больше не мыслят?
— Зачем им мыслить? Счастье приходит только благодаря ощущению. Все остальное мешает.
— Как они размножаются?
— Им незачем размножаться, поскольку они не умирают.
— Могут они вступить с нами в контакт?
— Им незачем больше вступать в контакт — с кем бы то ни было.»
Стоит однако заметить, что само по себе замена естественных телесных органов мышления и памяти на вынесенные устройства еще не предполагает деградации «входящего сигнала» (входящего в сознание, конечно). Условно говоря, «внешний», компьютерно-сетевой мозг может поставлять человеческому сознанию не менее разнообразную информацию, чем сегодня мозг из плоти  и сознание человека может быть даже не будет замечать разницу.
Вопрос исключительно в том, зачем это нужно человеку.
Манифестируемая в рассказе Франке «теория деградации восприятия» скрыто предполагает, что человек в конечном итоге думает, чтобы выживать и улучшать свое благосостояние, и если эти проблемы будут решены «внешними устройствами», то думать будет уже не надо.
Этот ход мысли вроде бы правильный, но он касается именно мышления- но не сознания как «восприниматора» удовольствий и других субъективных ощущений (включая некоторые «всплывающие в сознании» мысли).
Функционально для нормальной работы мышления как координатора телесного выживания сознание не нужно.
«Почему психические процессы не идут в темноте?» задал вопрос Чалмерс и не нашел ответа.
Но мы знаем, что по своей сути сознание есть соприсутствие определенным материальным процессам, которые отражаются в сознании (прежде всего процессам в центральной нервной системе). Зачем-то сознание «желает» соприсутствовать этим процессам, причем эволюция сопряжена с увеличением структурной сложности отражаемых в сознании объектов (например, мыслей). Это усложнение сопровождалось и появлением новых форм удовольствия - например, удовольствие от творчества, радости понимания, наслаждением от чтения.
Это усложнение содержания сознания конечно шло параллельно увеличению способности человека к выживанию, но мы не видим с определенностью, что первое нужно второму. Сознание в теле – этот как бы ангел-паразит, эксплуатирующий сообразительное животное. Сознание- турист-наблюдатель в мире материальных процессов, и не ясно, зачем бы ему отказываться от этой миссии. Тем более, что надо присматривать за миром компьютеров и роботов
Поэтому есть надежда, что речь идет не о деградации до франковских орхидей, наоборот, о расширении сознания, которое будет способно получать все более сложный информационный поток непосредственно из мировой сети, заменив слабый белковый мозг на сильный электронный.

Влияние сознания на мышление

Одна из главных проблем философии сознания - исследование доказательств невозможности "философского зомби", то есть выяснение проявлений наличие сознания в поведении, недоступных для зомби. Среди кандидатов в такие "симптоматические" проявления я - "феноменальные высказывания", и само философствование на темы сознания, и вера в бессмертие души. Мне же сейчас показалось, что я усмотрел еще один симптом- последствие влияния наличия сознания на мышление и интеллектуальную активность. Дело в том, что только сознание способно зафиксировать обобщающее понятие,категорию, универсалию универсалию как виртуальную вещь, как особый "экземпляр", как целостный образ. У сознания поэтму есть своя особая феноменология мысли, феноменология понятий- и даже "ощущение мысли". Человек имеет дело не только с отдельными собаками, но и со смутным образом "собаки вообще", которая по сути для сознания виртуальная "вещь особого рода". Отсюда склонность человека к гипостазированию понятий, который вероятно был бы лишен искусственный интеллект- "философский зомби". Оперировать "образом понятий" очень легко, напрочь забывая про их логические свойства- отсюда возникают такие понятийные монстры как "духовность". Искусственному интеллекту (если он не запрограммирован специально для общения с человеком) более естественно было бы говорить не об общих понятиях, но о "трендах" и "тенденциях" на множестве экземпляров, для него была бы верна мысль Риккерта, что всякое понятие по сути не более чем закон, по которому мы присоединяем новый член к ряду (экземпляров).

"Отчаяние" Грега Игана

Отдельное спасибо Василий Владимирский за то, что благодаря его рекомендации начал читать фантастический роман Грега Игана «Отчаяние». Фантастики такого высокого интеллектуального уровня, НФ в самом высоком смысле слова я уже давно не читал, это не хуже – а может быть даже и круче «Ложной слепоты» Уоттса. Но что интересно. Автор интересуется прежде всего будущим биотехнологий,а на остальные сферы науки и и социальных отношений обращает куда меньше внимания. По этой причине, хотя книга написана 20 лет назад, описания действующих в середине 21 века биотехнологий кажутся хотя и правдоподобными, но абсолютно фантастическими, и на мой взгляд как дилетанта и пользователя за эти 20 лет техносфера не сделала почти никаких шагов в сторону их воплощения (наука конечно сделала, Игорь Артюхов не даст соврать). А вот в остальных сферах описываемого будущего видна и несмелость и даже некоторый архаизм автора. Политическая система будущего мало отличается от современной: суверенные государства, границы, визы, ООН, ну есть еще пиратский остров Безгосударство. Компьютерные сети также мало футуристичны, о хранении данных в облаке и о работе на удаленных серверах автору ничего не известно, вместо специализированных программ есть специализированные компьютеры ( у главного героя, режиссера телефильмов, есть монтажный компьютер). Об удаленной работе автор слышал, но отдает ей не большее значение, чем в момент написания книги: на удаленном доступе могут работать программисты, а инженер –конструктор вынужден ездить полтора часа ежедневно до места работы. Зато автор прогнозирует прекращение продовольственного импорта, поскольку биотехнологии позволяют выращивать достаточное число продовольствия где угодно, беднейшие же страны имеют проблемы потому, что не могут купить биотехнологические патенты и лицензии.
Посмотрим, что там дальше будет.

Киборгизация или роботизация?

В научно-фантастических и футурологических прогнозах на будущее я вижу одну любопытную развилку. С одной стороны, вроде бы предполагается, что когда-нибудь  роботы и компьютеры  смогут выполнять все важнейшие функции человека - вплоть до творчества и эмоционального участия. С другой стороны,  увеличить возможности самого человека путем  киборгизации. Последний вариант явно более сложен, и он кажется не несет никаких выгод с точки зрения эффективности производства по сравнению с роботизацией. Но он имеет важное социальное преимущество: он позволит человеку не оказаться лишним в собственной цивилизации. Он позволит человеку не остаться без работы ( в конкуренции с роботами). Поэтому есть гипотеза, что киборгизацию предпочтут роботизации не потому, что она лучше , а потому что она позволит человеку сохранить чувство собственной нужности.

Важнейшие тезисы доклада А.Панова "Искусственный интеллект и Теорема Пенроуза"

1. Современные надежды на то, что компьютеры превзойдут интеллект человека, основаны на том, что "вычислительная мощь" мозга сводится с вычислительной мощи нейронной сети.

2. Однако, есть основания полагать, что мышлением ведает не только нейронная сеть. В частности, доказано, что некоторые одноклеточные животные обладают способностью проходить лабиринты и обучаться, хотя они вообще не обладают нервной системой. Попытки создать модель поведения нематоды, обладающей всего 302 нейронами до сих пор не увенчались успехом. Таким образом, возможно надо искать субстрат мышления на субклеточном уровне, причем хорошим кандидатом на такой субстрат является цитоскелет.

3. Человек способен на интеллектуальные операции, на которые не способен самый сложный  и мощный компьютер, что доказывает теорема Пенроуза, которая в свою очередь опирается на теорему Геделя и теорему Геделя-Тьюринга. Согласно этим теоремам, конечный автомат, оперирущий конечными аксиоматическими системами не способен сформулировать (или сделать вывод об истинности) некоторых видов высказываний, которые может сформулировать человек и которые для человека будут истинны по построению (последняя фраза для меня, как и для присутствовавшего на докладе известного физика М.Б.Менского осталась загадочной).

4. Поскольку, таким образом оказывается, что мышление человека не сводится к вычислениям, субстратом мышления должна быть невысилимая физическая реальность. Пенроуз считал, что поскольку и классическая, и квантовая физика принципиально вычислимы, то "кандидатом" на роль сбстрата мышления может быть некая еще неоткрытая  физика, вроде квантовой гравитации. Однако, Панов считает, что хорошим кандидатом на роль физического субстрата мышления может быть все-таки квантовая физика, поскольку зачастую вычисление даже не очень сложной квантовой системы может потребовать вычислительного устройство, чье существование будет более длительным, чем существования вселенной.

Говоря шутливо, Панов пердполагает что мышление есть квантовые явления в цитоскелетах клетки)

Ценности и технологии

Очень часто то, что в совремнных дискуссиях называется ценностями (например- "семейные ценности"), фактически является технологиями выживания, привычными алгоритами организации жизни и быта. При разговоре о ценностях хорошо бы уметь различать цели и средства.

Технологическая ностальгия

Каска нужна пожарному для того, чтобы защищать голову, но ребенок ничего не хочет об этом знать, ему главное - что каска блестящая, медная и с гребнем. Когда медные каски заменили на более эргономичные, но не блестящие и без гребня- интерес к ним пропадает.

Может быть ваш компьютер считает и лучше арифмометра, но ребенку на это наплевать –ему интересно крутить ручку, и слушать, как машинка щелкает.

Такое детское отношение к вещам свойственно отнюдь не только детям.  

В США научились отливать чрезвычайно длинные железнодорожные рельсы, но специально делают на них углубления, поскольку пассажиры привыкли слушать, как колеса громыхают на стыках.

Быстрое социальное развитие выявляет чрезвычайно тонкое, и чрезвычайно важное явление социальной психологии, а именно, отношение людей к использованию определенных средств, необходимых для достижения неких целей как к самодовлеющей ценности. То, что для выявления этого феномена нужно именно быстрое развитие, понятно: психологическая привязанность к строго определенному средству выявляется именно тогда, когда его решают заменить, а в массовом порядке происходит это как правило в тех случаях, если в  обществе начинаются модернизация, и данные средства на более эффективные или модные.

Важная особенностью «привязанности к средствам» в том, что  в нормальной ситуации - то есть, когда модернизации не происходит – любовь к средству не может  рационально и открыто соревноваться со стремлением к цели (достижению которой служит средство), и поэтому привязанность к средству оказывается латентной, скрытой – она работает в режиме «полуценности».

Эту привязанность к средствам безотносительно целей я бы назвал «медиацентризмом».

Можно выделить три разновидности медицацентризма.

  1. Эстетический медиацентризм – привязанность к средствам в силу того, что  их использование приносит удовольствие. Эстетический медиацентризм порождает  их неутилитарное использование, уже не ради достижения каких-то целей, а ради них самих - в качестве спорта, чудачества или коллекционирования.  Лошадь превращается  из транспорта в забаву, забавой становится и старинное оружие,  а виниловые пластинки коллекционируют.  Такое использование можно было бы назвать псевдаинструментализмом.
  2. Регидный медиацентризм – человек и не получает удовольствие от данного средства, но слишком привык к нему, новшеств боится, и переучиваться не в силах. Переписчика Акакия Акакиевича убила бы копировальная техника.
  3. Экономический медиацентризм - некая группа видит источник своего могущества и доходов в господстве определенных средств, технологий, алгоритмов, которые она монополизировала. Переписчики священных книг в Османской империи эффективно препятствовали внедрению полиграфии.  Менее эффективным были ткачи-лудиты.

Медицаентризм- источник вечной печали, пронизывающей культуру быстроразвивающихся обществ, эту тональность можно было бы назвать «технологической ностальгией». Суть в том, что большая часть обстоятельств, окружающих нас в нашей жизни по своему смыслу лишь средства, ведущие к достижению неких базовых целей, но мы-то думаем по большей частью не о целях, а о «обстановке», мы привязываемся к ней- и становимся «бездомными сиротами» после любой сильной модернизации

"Небо сингулярности" Чарльза Стросса


Прочел роман Чарльза Стросса «Небо Сингулярности». Роман можно считать метафорическим описанием того, что произошло в Восточной Европе после перестройки – это  прямо подчеркивается,  действие романа происходит в некой «Новой республике», населенной выходцами из Восточной Европы, жители которой носят русские, чешские и «гэдээровские» имена, а именно Молотов, Гашек и Маркус Вольф.  Но сверх того роман можно рассматривать и как  некий невольный ответ нашей имперской фантастике. А еще это предвидение того, что происходит сейчас с Россией- роман Стросса вышел в 2003 году и характер эволюции нашего режима тогда еще не был до конца ясен.  Итак, перед нами блестящая империя, совершенно не способная понять, что вокруг происходит, не способная взять под контроль поток технологических перемен, более того – она неспособна понять, что  из себя представляет противник, не способна она понять, что противник  неизмеримо ее сильнее, и, наконец, она не способна понять, что то, с чем она сталкивается,  вообще не является противником. «Есть не один способ управлять цирком, а жесткие иерархии, в которой ты вырос, с переменами справляются хреново... Когда-то маргиналы считали ООН квазифашистским  мировым правительством. Это было в двадцатом – двадцать первом веке, когда сильная власть была в моде… Потом это прошло- потому что мало осталось жизнеспособных авторитарных правительств, и чем они были жестче, тем меньше умели справляться с последствиями потери девяти десятых своего населения за сутки».

Сначала поток новых технологических возможностей сметает имперскую власть. Однако, после того, как заканчивается период интенсивного контакта планеты с рассадником новых технологий - «Фестивалем», легитимная   власть  восстанавливается,  уставшие от слишком быстрых перемен люди сам возвращаются под иго свергнутых сановников – однако полного возврата к старому режиму уже невозможно, поскольку  у населения теперь есть мобильные телефоны, всякие умопомрачительные технологические прибамбасы, а  сама планета вовлечена в «галактические потоки информации» и межзвездную торговлю. Ну все как у нас…