Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Кун vs Поппер = Бурдьё vs экономисты

Невозможно удержаться от проведения аналогий между идеями в недавно прочитанных книгах. В данном случае - «Кун протии Поппера» Фуллера и «Экономической антропологией" Бурдье. Итак, Поппер выдвинул идею универсальной, декартовской, прозрачной, рациональной  процедуры, которая должна удостоверять валидность научных концепций. В отличие от него Кун разработал понятие научной парадигмы,  как системы исторически сложившихся предпочтений ученых, не проверяемых никакой «унивесальной рациональностью», и  которую, по выражению Фуллера «не надо чинить, пока она работает».

Аналогичное противостояние Бурдье увидел между своей позицией и позицией современных ему ученых-экономистов (особенно, «империалистов», берущихся исследовать неэкономические реалии экономическими методами). Экономисты, говорит Бурдье, предполагают, что субъект рационален, информирован и выбирает оптимальную стратегию. В реальности человек пользуется исторически сложившимися предпочтениями, не всегда «рациональными», но до поры работающими. Социолог видит у людей (как Кун у ученых) «поведенческие парадигмы», а универсальный математический разум участвует в этом редко.

Ссылка на мой конспект книги Бурдье: https://syg.ma/@konstantin-frumkin/burdio-protiv-ekonomistov

Эксплуатация и инкорпорирование

Елена Иваницкая подняла в своей ленте старый, «вечный» вопрос - можно ли сказать, что СССР как колониальная империя эксплуатировал подвластные союзные республки или наоборот. Вопрос это чрезвычайно сложный, во-первых потому что на поверхности нет нужных цифр; во вторых если бы цифры и были, они не обязательно были бы показательны, потому что советская статистика не всегда обладает рациональным экономическим смыслом – хотя бы из-за часто произвольного ценообразования; а в третьих…
В широком, социально-философском, а не экономическом смысле «эксплуатация» подвластных территорий заключалась в том, что они «мобилизовывались» и включались в единый организм советской экономики, выполняя возложенные на них высшей властью функции. Если классические ранние колонизаторы, подобно паразитам, высасывали из колоний соки, то Советский Союз, как хищник, съевший жертву целиком, «инкорпорировал», «инвольтировал» ее, делал частью своего тела. Что в итоге?
Ну, например, А.Н. Яковлев, работавший в послевоенной Латвии вспоминал, что латыши не хотели, чтобы у них развивали тяжелую промышленность, и предпочли бы приоритетное развитие агропрома (жрать захотели, свиньи). Но, помимо их воли им были «навязаны» инвестиции на индустрию.
Тут возможна аналогия: также так же навязываются инвестиции жителям территорий, протестующих против строительства у них мусорного полигона или нефтеперерабатывающего завода – хотя вместе с инвестициями им навязываются и дополнительные рабочие места и повышение уровня зарплат, но не все укладывается в цифры.
В современной западной экономической науки такие ситуации описывают через понятия «экстерналий»- то есть побочных положительных или отрицательных последствий экономической активности.
В продвинутых западных экономиках имеются механизмы улавливания экстерналий и превращения их цифры. Прежде всего два таких механизма: 1) цены на недвижимость, которые, например падают из-за появившегося рядом нефтеперерабатывающего завода; 2) судебные процессы о компенсации нанесенного ущерба - который, как мы знаем все изобретательнее придумывается задним числом.
Но окончательный баланс экстерналий не подведет никто.

Дальнейшее развитие соцсетей

Активность Марка Цукерберга вызывает столько жалоб, что многие может быть ушли бы из Facebook куда-нибудь в другое место, но в любом другом месте, во-первых не хватает масштабов, а во-вторых им жалко социального капитала, то есть дружеских связей, наработанных годами общения в FB. Из этого следует, что перспективной бизнес-идеей была бы соцсеть, которая бы позволила «транслировать» в нее все ваши наработанные в FB связи, причем если друзья не захотят перемещаться в новую соцсеть, она должна позволять им общаться с вами из FB. Или, чуть иначе: перспективной было бы приложение, являющееся-плагином –надстройкой над FB, и изменяющая его в соответствии с вашими желаниями в частности, преобразующая ленту FB

В обычную хронологическую или перестраивающая ее в соответствии с более понятными и установленными пользователем приоритетами- чтобы не было жалоб что хорошего друга давно не видел.

Collapse )

По поводу событий в Венесуэле

 Медицина не всегда знает, как вылечить человека, но она знает много гарантированных способов угробить здоровье. Пить и курить обычно действительно вредно. Экономическая наука далеко не всегда и не во всех ситуациях может указать путь к ускорению роста и увеличению благосостояния, но она знает точно какие шаги правительств ошибочны. И это не просто абстрактные ошибки, а такие, которые часто совершают, потому что по разным соображениям они кажутся спасительными. Например, печатать деньги без счета и кошмарить бизнес. И регулярно появляются такие персонажи как Чавес с Мадуро, которые на опыте своих стран подтверждают, что техника безопасности была написана экономистами не зря.

Петр I, Сталин и "экономика плотвы"

В чем различие «гуманистических обвинений», бросаемых великому Сталину и Петру Великому? Сталин прежде всего остального обвиняется в несправедливом правосудии, в искаженном и обезумевшем правосудии. Когда Петра обвиняют в том, что на строительстве Петербурга не считали человеческих жертв, все понимают, что о правосудии – даже искаженном – нет речи. Вина Петра в данном случаев в том, что он приблизил человеческое хозяйство к законам экономики дикой природы. Аганбен много писал, что зона возможности убийства - это зона освобожденной от права  «естественности». Но природа «смертоносна» не потому, что в ней нет правовой защиты, а потому что многие процессы в мире животных и растений исходно рассчитаны на высокую смертность. Плотва откладывает десятки тысяч икринок, не знает и не имеет личного отношения к своим малькам и заранее известно, что выживет из этих тысяч лишь ничтожна доля. Система воспроизводства рыб, строительство Петербурга и ведение земледелия в рабовладельцческих латифундиях Рима в некоторые недобрые периоды имеет то сходство, что живое существо оказывается не более, чем расходным материалам. А ГУЛАГ – не то же ли самое? Тут все сложнее. По происхождению он все-таки- правосудие, наказания, репрессии. Но это правосудие имело такие последствия - тысячи заключенных – что их решили превратить в «хозяйство», в предприятия по заготовке леса, строительства железных дорог и т.д. Однако, поскольку это «хозяйство» имело дважды «нечистое» происхождение - это было хозяйство, возникшее из правосудия, причем из искаженного правосудия – то оно не смогло быть просто «хозяйством», и упало еще на этаж ниже - в петровскую экономику плотвы.

Рынок- рабство-автоматизация

Есть традиционная линия критики рыночной экономики и экономическая наука: воздух нужнее всего, а он ничего не стоит; женщины делают очень многое в семье, а их труд не попадает в ВВП; тоже о труде по рождению и воспитанию детей - кто то сказал, что «выгоднее разводить свиней, чем людей». Суть в том, что предметом рыночной оплаты становятся вещи, чье наличие кажется проблематичным- и рыночные стимулы должны решить проблему, преодолеть препятствия. Нет рыночных отношений- значит и статистики ВВП - там, где блага мы получаем без проблем, в режиме некоторого автоматизма (жена всегда готовит обед, воздух всегда поступает). Статистика ВВП- это статистика не любых благ, но благ, проблематически получаемых, это статистика решенных проблем.
Кстати, таким образом рабство («кухонное» и обычное) - разновидность социальной автоматизации.
P.S. Интересно, как выглядела бы статистика Римской империи, где получение рабов связано с военными расходами, а их труд - с натуральными доходами владельцев.
P.P.S. Автоматизация вообще также может уводить «технологические переделы» из сферы рыночных отношений и классической статистики ВВП (примеры - работа кондиционера, кофемашины- анших "Домашних рабов"). Мысль, прямиком ведущая нас к идее «постэкономической формации».

Пол Мейсон «Посткапитализм»

Книга Пола Мейсона «Посткапитализм» пока приносит больше разочарований. Автор, левак и марксист,  явно грешит и неаккуратностью и передержками в изложении экономических вопросов.
Доказывая правоту теории кондратьевских циклов, он приводит разные факты и графики- но при этом относящиеся все время к разным территориям- то к планете, то к ведущим западным державам, то к США , то к Великобритании, также плавают и временные периоды, в итоге остаются вопросы- а синхронны ли на самом деле эти процессы в разных странах, и изоморфны ли они в разных периодах- корректной демонстрации нет.
Последняя волна (после 1945 года) оказывается затянутой, всемирный кризис- ее окончание- и чтобы это объяснить, автор говорит что неолиберализм затянул ее развитие.
Неолиберализм оказывается демонической сущностью, ответственной за все, что происходит в сегодняшнем мире.
Из передержек: Маркс в знаменитом  «Фрагменте о машинах» говорит что машины станвоятся главной производственной силой, машины зависят от науки – значит, говорит Мейсон,  Маркс говорит об экономике знаний.
Ну и конечно: стоимость информационных товаров стремится к нулю (правда копирования, а не производства- но какая разница!), ну а делать их будут бесплатно как википедию. Тот кто собрал полезную информацию  (например маркетинговую)-присвоил общественное достояние.  Проблема компенсации и мотивации производства (хотя бы информационных товаров) не рассматривается.

О башнях из слоновой кости ("Странная наука экономики" А.Кламера)

Тут конспективно - основные мысли книги Кламера «Странная наука экономика». Чрезвычайно поучительно. И чрезвычайно полезно для понимания социального устройства науки и мира интеллектуалов вообще.
Итак.
1.Экономическая наука (имеется ввиду академическая, университетская)- это разговор между учеными. Ведется он и письменно и устно, и включает в себя не только собственно научное общение, но и специфические кулуарные разговоры профессионалов — например, о вакансиях и гонорарах.
2.Целью науки как разговора является получение внимания от других ученых - в форме цитирований, ссылок, приглашений на мероприятиях, реплик на обсуждениях и т. д.
3.Внимание в сообществе ученых экономистов распределено крайне неравномерно, существует резкое неравенство по критерию известности - меду звездами и просто крупными учеными огромная разница, а большинство ученых внимания почти лишены.
4.По сути, экономическая наука является даже не едиными разговором, а системой разговоров - поскольку внутри нее существуют замкнутые группы, делящиеся по мировоззрению/школе (неоклассики, посткейнсианцы, марксисты и т.д.), по специализации (эмпирики-статистики, эконометристы, историки экономики, историки экономических учений, урбанисты и т.д. ), а также по степени владения математическими методами.
5.«Разговоры» внутри экономической науки- в пределах одной группы - предельно герметичны, и жестко вытесняют «чужаков», главным образом путем игнорирования. «Свой» участник должен обладать рядом свойств- владеть профессиональным языком, иметь формальные компетенции, публикации - но самое главное, он должен быть в курсе текущей научной литературы. Даже звезды, Нобелевские лауреаты могут выпасть из разговора, если не следят за литературой.
6.В силу вышесказанного, мигрировать между группами («разговорами»), пытаться работать в разных направлениях - чрезвычайно вредно для научной карьеры, успехи в одной группе не конвертируются внутри другой, а время, потраченное на достижение успеха в одной группе вычитается из времени в другой. Новичок появляется в группе без знания литературы и без опубликованных работ.
7.Самой успешной группой ученых-экономистов являются неоклассики (школа Роберта Лукаса) — только они могут рассчитывать на престижные места в престижных университетах. Позиции остальных гораздо слабее, а нематематизированные гуманитарные экономисты — марксисты, феминисты, историки экономических учений — вообще маргиналы.
8.История методов и школ экономической науки вполне укладывается в термины истории искусства- классицизм, модернизм, поздний модернизм, постмодернизм.
9.Элемент «постмодернизма» в современной экономической науке проявляется в частности в том, что наука погружена в абстрактные модели, эмпирическая проверка отходит на задний план (написано в 2007 году), связь с реальностью проблематична, успешными являются высказывания, способствующие эффективности разговора- но истинность никого не волнует.
10.Академическая наука вследствие своей высокой абстрактности фактически находится в изоляции как от публики, так и от политики.
11.Для публики роль знатоков экономики выполняют экономисты из инвестбанков и правительственных структур, они готовы употреблять простые понятия «рост-спад», но университетсткие экономисты считают их объяснения сомнительными, а знания поверхностными.
12.Роль ученых -экономистов в разработке мер экономической политики крайне преувеличена, например власти США начали разрабатывать «кейнсианские» меры поддержки экономики еще до того, как книга Кейнса была опубликована и стала известной. Реально при разработке мер правительственной политики используются объемы знаний, не превышающие программы 1 курса экономического факультета. Влияние ученых осуществляется медленно и косвенно, через распространение идей в публике и культуре.
13.Отсутствие связи науки с реальностью, практикой корпораций и, особенно, правительств, приводит к тому, что экономическое образование теряет престиж (написано в 2007 году), особенно в Европе, где факультеты экономики часто заменяют на факультеты менеджмента.
14. Методология экономической науки - ее огромный и преуспевающий раздел, но как и прочие разделы, изолирован от остальных разговоров, и на реальные методы работы ученых не влияет.

Еще раз о продуктивных дискуссиях

Разные идеологии часто разделяет не столько разное мнение по какому-то вопросу, сколько по разному локализованный фокус внимания, концентрация на разных проблемах: скажем. либералов до недавнего времени больше волновала экономическая эффективность. почвенников- сохранение культурно-религиозного наследия. а зеленых- свежий воздух (примеры условны). В некотором смысле у идеологий есть разделение труда: кто-то по макроэкономике, кто-то по реставрации церквей. Эффективная дискуссия и эффективная пропаганда возникает не из критики чужих взглядов (которая вызывает только отторжение). а через "сдвиг фокуса внимания", то есть через вовлечение оппонента в дискуссию на нехарактерную для него тему. и в этом случае с большой вероятностью любой результат дискуссии будет если не оптимальным. то приемлемым. Поскольку скажем. почвенники жертвуют политической свободой ради семейных ценностей. ( а либералы-наоборот) не потому, что они "враги свободы"(это бывает. но редко). а потому что для них это маргинальная. малоинтересная тема, которой автоматически жертвуют ради главного. Обращение внимания есть первый шаг любого продуктивного взаимодейстия (вплоть до компромиссов и "обращения в свою веру").